Кипрос Хрисостомидис: «Трудно предсказать, что будет дальше»