Внешняя и внутренняя политика Кипра – итоги года

Внешняя и внутренняя политика Кипра – итоги года

  • Понедельник, 21 декабря 2020 08:59
    • Владимир Изотов, ведущий эксперт Национального исследовательского университета "Высшая школа экономики" (Москва) Владимир Изотов, ведущий эксперт Национального исследовательского университета "Высшая школа экономики" (Москва)

    В интервью «Успешному бизнесу» ведущий эксперт НИУ ВШЭ, политолог Владимир Изотов рассказывает об обострении кипрско-турецкого конфликта, российско-кипрских договоренностях по налоговому соглашению и коррупционному скандалу, связанному с процедурой получения кипрского гражданства. 

    - Давайте сначала в одном блоке соберем темы по «вечному вопросу» объединения острова: новый лидер «ТРСК», провокационный визит Эрдогана, открытие Вароши, продолжающаяся незаконная морская геологоразведка… 

    - Прошедшие выборы дали ещё больше оснований рассматривать «ТРСК» как марионеточный турецкий протекторат. Это, к сожалению, снова переносит перспективы объединения острова в неопределенное будущее. Выигравший выборы Эрсин Татар (выпускник Кембриджа и бывший финансист PricewaterhouseCoopers) безоговорочно принял политику Анкары, направленную на создание двух государств в составе конфедерации. Это принципиально несовместимо с позицией Республики Кипр.

    Если мы сегодня посмотрим на позиции общин по главным вопросам (экономическому, территориальному, по возвращению жителей), то увидим несовпадение по абсолютному большинству из них. Энергетическая компонента вопроса также безнадежна. Турция настаивает на том, что жители «ТРСК» должны участвовать в эксплуатации морских месторождений до решения кипрской проблемы.

    Позиция Никосии принципиальна и не подлежит изменению – любые переговоры на эту тему возможны только после полного урегулирования проблемы разделения острова. Надо понимать, что не все поддержавшие нового  лидера турок-киприотов Эрсина Татара одобряют его политическую (по сути пантюркистскую) линию. Среди его избирателей немало умеренно либеральных, здравомыслящих людей, понимающих что такой подход ещё больше ведет Турцию и «ТРСК» к (давайте задействуем модную лексику) «геополитическому локдауну», т.е. полной международной изоляции.

    Турецкое вмешательство в выборную кампанию было демонстративным, и многие не без оснований думали, что в случае переизбрания Акынджи Турция сократит финансовую поддержку и голосовали по экономическому принципу, выбирая «плохое из худшего». В итоге, на кипрской шахматной доске снова патовая ситуация, не позволяющая сдвинуть переговорный процесс с точки, достигнутой ещё в 2017 году. В таких условиях все чаще высказываются мнения, что намеченный раунд переговоров в формате 5+1, который модерирует спецпосланник ООН Джейн Холл Лют, станет бессмысленным дипломатическим ритуалом. Надеюсь, что это не так. Дело здесь не только в Кипре. Растущая конфликтность между Никосией, Анкарой и «ТРСК» все опаснее влияет на региональную политику и безопасность. Любой прогресс, даже незначительный, мог бы ослабить предельную напряженность в Восточном Средиземноморье.

    erdogan varosha cm

    Визит президента Турции Тайипа Эрдогана в «ТРСК». Фото cyprus-mail.com

    - Действительно, пока конфликт только обостряется. Даже кипрский МИД сделал беспрецедентное заявление о возможности вооружённой аннексии Турцией cевера острова. Насколько это вероятно?

    - Эрдоган находится в состоянии сильного внешнеполитического опьянения. Он по- прежнему шантажирует Европу, получая огромные деньги (5-6 млрд. евро) в рамках сделки по беженцам. Он выиграл в Карабахе и все чаще заявляет о перспективах новой Османской империи. Рано или поздно диктаторы снимают маски.

    Вспомните, как десять лет назад Турция утвердила доктрину «ноль проблем с соседями», заверяя всех о своей ведущей роли в достижении мира и стабильности в регионе. Сегодня это воспринимается как абсурдный анекдот, но самое невероятное, что в тот момент часть элит в Брюсселе и в Вашингтоне верила этому. В будущем году Эрдоган по-прежнему будет держать регион в напряжении, но, маловероятно, что он решится на аннексию. В этом случае Турция попадает в международную изоляцию, которую ее слабеющая экономика может просто не выдержать.

    Кстати, главными отрезвляющими факторами для Турции могут стать не Европа, а гранды арабского мира, все больше обеспокоенные её действиями. Саудовская Аравия уже ввела фактический запрет на импорт турецких товаров. Отношение Турции и ОАЭ также в своей низшей точке из-за израильского фактора. В этих условиях Кипр должен укреплять арабское направление своей дипломатии, выстраивая союзнические альянсы на антитурецкой основе.

    - Тема российско-кипрских отношений в этом году связана с двумя важными событиями: визитом главы МИД РФ Сергея Лаврова и новым налоговым соглашением.

    - Действительно, Москва довольно быстро выиграла фискальный блицкриг против трех маленьких государств ЕС. Кипр (как и Мальта с Люксембургом) согласился на предлагаемые условия – поднятие до 15% налога по дивидендам и процентам в рамках действующего соглашения об избежании двойного налогообложения.

    Российский бюджет рассчитывает получать порядка $2 млрд в год. Что критически важно в условиях продолжающей пандемии и перераспределения средств в пользу расходов на здравоохранение и социальную сферу.

    Правда, далеко не все эксперты согласны с такими оценками, предполагая, что «большие бенефециары» были подготовлены (читай: заранее проинформированы) о рисках и имели возможность их минимизировать. Готовясь к интервью, я задал вопрос о последствиях изменений налогового соглашения с Россией представителем компаний «Большой четверки» (Deloitte, PricewaterhouseCoopers, Ernst&Young и KPMG), работающих на Кипре. На письма ответили три компании из четырех, и на удивление – все в оптимистичной тональности. По их мнению, Кипр останется важной юрисдикцией для российских инвестиций и удобной площадкой для трансграничных сделок, сохраняя весь набор известных преимуществ. Прежде всего: легкий доступ к международным, прежде всего европейским, рынкам капитала и рынкам ЕС, предсказуемая система английского права и относительно неплохой уровень сервиса финансовых услуг.

    Тем не менее, налоговые консультанты просчитывают более сложные географические комбинации. Возможно, выиграют некоторые азиатские и карибские юрисдикции, традиционно используемые при международном структурировании корпораций и холдингов. Сейчас многое делается с оглядкой на геополитику, и в новых схемах для российского капитала будет все меньше «налоговых хабов» в странах, которые проводят по отношению к Москве недружественную, или, тем более, санкционную политику.

    Визит первого лица российского МИД прошел в рамках 60-летия установления дипломатических связей между двумя странами и был наполнен содержательными диалогами, подтверждающими обоюдную заинтересованность в дальнейшем укреплении многомерного сотрудничества. Однако, настораживает, что остров становится объектом соперничества между Россией и США, особенно в свете подписанного (между Кипром и США) соглашением об оборонном сотрудничестве.

    Между визитами Сергея Лаврова и Госсекретаря США Майка Помпео прошло всего 96 часов. Причем американцы рассматривают Восточное Средиземноморье более системно, одновременно ведя консультации с Грецией, Турцией и Кипром с целью снижения уровня региональной конфликтности. Кстати, новый президент США неплохо знаком с проблемами региона и уже официально, в статусе вице-президента, посещал Кипр в 2014 году. В будущем году роль Кипра в регионе будет расти, что станет определенным вызовом для его внешней политики, которая потребует большей гибкости (скорее, выдержки) и профессионализма.

    Сергей Лавров Никос Христодулидис 8 09 2020 pio3

    Официальный визит главы МИД РФ Сергея Лаврова на Кипр. Фото: PIO

    - Год выдался антикоррупционным, особенно в связи с программой «гражданство за инвестиции». Был опубликован список состоятельных граждан, чей «золотой паспорт» может оказаться под вопросом, затем - резонансные репортажи «Аль-Джазиры». Все закончилось свертыванием программы и началом расследования Еврокомиссии против Кипра и Мальты. Насколько это повлияло на репутацию страны?

    - Мы наблюдали логическое завершение истории двухлетней давности, когда ОЭСР внесла Кипр в список подозрительных юрисдикций, достаточно вольно трактующих правило «знай своего клиента» при получении гражданства за инвестиции. Это был тревожный сигнал. ОЭСР – один из самых мощных субъектов глобального регулирования, к которому странам (особенно, небольшим) лучше прислушиваться сразу.

    ЕС также в очередной раз поднял политико-этическую проблему (хотя юристы здесь увидят коллизии в области наднационального права): могут ли отдельные страны торговать тем (институт гражданства), что принадлежит единой Европе? В последнее время в Брюсселе всё больше склоняются к мнению, что максимум на что должен рассчитывать инвестор – вид на жительство. Конечно, после расследований катарского телеканала на международных финансовых рынках и в глобальной банковской системе репутация кипрского паспорта несколько ослабла.

    Кстати, это напомнило мне одну старую историю, также с арабским акцентом. В самом конце 1970-х в США операция «Абскам» вскрыла коррупционные сети в верхах законодательной власти. Агенты ФБР, переодетые арабскими шейхами, имитируя акцент, встречались с конгрессменами, предлагали взятки и записывали разговоры на шпионские диктофоны. Разоблачения серьезно ослабили позиции тогдашнего президента Джимми Картера (ныне здравствующий 96-летний лауреат Нобелевской премии мира), проигравшего с разгромным счетом выборы 1980 г. киноактеру Рональду Рейгану.

    Тем не менее кипрское правительство старательно нивелирует последствия, и новая антикоррупционная стратегия (по крайней мере, на стадии представления) является одной из самых прозрачных не только в ЕС, но и в мире. Официально объявлено, что выполнение и результаты будут аудироваться независимыми компаниями, а все граждане могут следить за этим на государственном сайте в живом режиме.

      

  • Read 717 times