Димитра Калогиру: «Успех – это постоянная работа над собой»

Димитра Калогиру: «Успех – это постоянная работа над собой»

Став председателем Кипрской комиссии по ценным бумагам и биржам (CySEC) в 2011 году, Димитра Калогиру подтвердила свою репутацию одной из самых целеустремлённых, энергичных и работоспособных женщин Кипра. Она прекрасно разбирается в своей сфере, действительно меняет культуру работы в госсекторе, предлагает своё видение и свежие идеи, которые уже помогли Кипру занять лидирующие позиции по применению новых директив и соответствию международным требованиям. При этом финансисты отмечают «политику открытых дверей» CySEC – доступность сотрудников, их желание помогать, разъяснять, направлять, делиться информацией. Всё это – часть стратегии Димитры Калогиру.

– В последние несколько лет вы занимались трудными и интересными делами. Что было наиболее сложным?

– Я очень хорошо обдумала предложение возглавить CySEC, прежде чем уходить с позиции старшего специалиста фондовой биржи. Решающим стало то, что позиция председателя позволяет менять устоявшийся порядок вещей. Именно с таким намерением я и пришла на эту должность: изменить всё то, что видела за годы работы старшим специалистом и считала важным и что, на мой взгляд, не получало должного внимания в комиссии. Мой план состоял в том, чтобы оценить объём работы, расставить приоритеты и привнести изменения в финансовый сектор и экономику Кипра. Но тогда я не знала одной важной вещи: что случится банковский кризис со всеми его последствиями, и задуманное мною придется пересмотреть.

– Но такие события обычно стимулируют перемены, разве не так? Когда всё идёт гладко, сложно что-то менять…

– Совершенно верно. Банковский кризис повлёк за собой внедрение более строгих требований к работе банков, и нам пришлось развивать рынок в условиях слабого банковского сектора. Поэтому мы сфокусировались на продвижении фондовой биржи и за последние годы вывели на рынок ценных бумаг ряд новых продуктов.

Отметив интерес к инвестиционным компаниям, мы приступили к лицензированию и инвестиционных компаний, и компаний по разработке программного обеспечения. Последние раньше были плохо развиты на Кипре, но мы сумели привлечь их из стран, где технологии находятся на более высоком уровне. Можно сказать, что мы косвенно способствовали развитию технологий программного обеспечения на Кипре. Инфраструктура инвестиционных компаний включает в себя решение организационных вопросов, внедрение специальной платформы, наём персонала, и это обеспечило рабочие места для кипрских специалистов. Поэтому 2013 год стал для нас периодом расцвета, даже несмотря на банковский кризис.

– По сравнению с остальными государственными организациями, у вас очень эффективная команда. Как вам удалось убедить их работать больше?

– В комиссии работают в основном молодые люди. Когда у руководителя есть определённый взгляд на вещи, остальным необходимо подстраиваться. Моим сотрудникам понадобилось время, чтобы пересмотреть свое видение и миссию CySEC и понять, что для достижения поставленных целей необходима командная работа.

Комиссия по биржам и ценным бумагам – это полугосударственная организация, у нас нет финансовых стимулов. Я могу лишь вдохновлять личным примером: показывать, что у нас есть определённая миссия и результаты нашей работы важны для рынка. Когда сотрудники слышат положительные отзывы о CySEC – это тоже своего рода вознаграждение, ведь похвала относится и к каждому из них в отдельности.

Кроме того, я сдержала данное своим подчинённым обещание и начала заботиться о персонале на организационном уровне: создала средний уровень управления и другие нужные позиции, которые по ряду причин не были открыты ранее, а также увеличила штат вдвое. Я считаю, что умением держать своё слово завоевала доверие своих подчинённых. Они уверены: я сделаю всё необходимое, чтобы наша организация работала надлежащим образом.

– Что мотивирует лично вас?

– Я просто целеустремлённый человек. Если вы любите свою работу, – а я очень люблю финансовый сектор, – то вам не нужен внешний стимул для того, чтобы двигаться вперёд. Я хочу быть на шаг впереди нововведений. Особенно с учётом того, что вижу сейчас.

– А что вы видите?

– Нас ждут очень трудные годы. В 2018 году в силу вступят новые нормативно-правовые акты. И нам необходимо работать на упреждение, чтобы компании были готовы к этим изменениям.

– Есть мнение, что бремя нормативно-правового соответствия буквально уничтожает бизнес. Вы тоже так считаете?

– На мой взгляд, только большие компании могут справиться с новыми требованиями. Для малого бизнеса такие требования могут быть слишком сложными и затратными, но им могут помочь инвестиции в программное обеспечение.

– Какие изменения в первую очередь потребуют от компаний дополнительных усилий?

– Во-первых, это введение директивы MiFID II1. Для соответствия её требованиям необходимы инвестиции в программное обеспечение, поскольку компании должны быть связаны сетью и предоставлять множество отчётов нам и нашему регулятору, Европейскому управлению по надзору за рынком ценных бумаг. А значит, компаниям нужно привлекать IT-специалистов.

Кроме того, все наши торговые площадки должны быть соединены с другими системами. Это прописано в нормах MiFIR2, которые касаются программного обеспечения, необходимого для предоставления отчётности и обеспечения прозрачности для регуляторов.

Одно из важнейших изменений – это «управление продуктом», предусматриваемое Директивой о рынках финансовых инструментов. К слову, директива будет внедрена в национальное законодательство, и Кипр станет первой страной, которая пошла на такой шаг.

«Управление продуктом» означает, что каждая фирма, которая производит или распространяет финансовые инструменты, должна удовлетворять внутренним процессуальным нормам, объясняющим регулятору экономическую целесообразность запуска и целевую группу того или иного финансового инструмента. Например, если у вас есть так называемые контракты на разницу цен различных базовых активов и вы торгуете акциями, биржевыми индексами, иностранной валютой или криптовалютой, то всё это – разные финансовые инструменты. И для каждого из них у вас должны быть процессуальные нормы.

– Возвращаясь к вопросу о грядущих изменениях: с какой целью вводятся подобные директивы?

– Задача MiFID II – защитить инвесторов, прежде всего, от сложных инструментов, каковыми и являются контракты на разницу цен. На Кипре подобные контракты активно используются, и страна считается рынком сложных финансовых инструментов. Директива регулирует деятельность соответствующих компаний, потому что контракты такого типа слишком неоднозначны для понимания мелкого инвестора.

Другое нововведение – это директива о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем. На мой взгляд, она несёт положительные изменения. Теперь не все заочные клиенты будут считаться высокорисковыми. Если раньше у вас был заочный клиент из, скажем, Великобритании, то, согласно предыдущей директиве, он автоматически попадал в список клиентов с высокой степенью риска. Теперь же вы можете пометить его как клиента со средней степенью риска. Разработаны компьютерные программы, которые по ряду факторов помогут оценить степень риска и определить, необходима этому клиенту стандартная юридическая оценка или расширенная комплексная проверка. Компаниям необходимо установить такую программу.

– Уже сейчас говорят, что кипрские банки намного строже других европейских банков. Будет ли CySEC самой строгой комиссией в Европе?

– Гармонизируя национальное законодательство с последними директивами Европейского союза, CySEC, как правило, делает акцент на принятии во внимание конкретных характеристик национального рынка ценных бумаг и местных компаний, если директивы допускают подобную свободу действий. Так мы обеспечиваем пропорциональное соответствие нормативно-законодательной базы конкретному национальному сектору. В целом, однако, большинство требований, внедряемых европейскими директивами, универсально для компаний во всех странах-членах ЕС.

– Как, на ваш взгляд, можно привлечь на Кипр ещё больше компаний, регулируемых CySEC?

– Как я уже говорила, мы пытаемся провести изменения на уровне национального законодательства. За последние четыре года мы достаточно преуспели в этом: Кипр стал не менее привлекательным, чем Мальта, Люксембург и Ирландия, эти признанные лидеры фондового рынка.

Мы также уделяем внимание сравнительно новым финансовым технологиям. К примеру, в 2018 году мы хотели бы регламентировать краудфандинг, то есть прямое финансирование физическими лицами того или иного проекта, и посодействовать кипрским компаниям в его использовании.

Виртуальные валюты, также известные как криптовалюты, – ещё одно недавнее явление на финансовых рынках. Поскольку на сегодняшний день нет никакой официальной позиции касательно того, являются ли криптовалюты финансовым инструментом согласно европейской директиве MiFID, и поскольку регуляторы с осторожностью относятся к недостатку прозрачности в ценообразовании таких валют и торговле ими, пока неясно, будут ли криптовалюты свободно предлагаться во всех юрисдикциях. Комиссия CySEC выпустила циркуляр, ограничивающий компании, работающие под её надзором, в праве свободной торговли криптовалютами, и одновременно запросила и ожидает прояснения официальной позиции на европейском уровне. Хотелось бы подчеркнуть, что инвесторам следует проявлять крайнюю осторожность в работе с криптовалютами из-за присущих им рисковых характеристик, таких как очень большая волатильность цен и возможность взлома криптокошельков.

– Давайте поговорим о женщинах-руководителях. У вас ненормированный рабочий день и при этом двое детей. Как вы справляетесь?

– Ненормированный рабочий день не означает, что у меня нет жизни за пределами офиса. Да, времени очень мало, но именно поэтому я его очень ценю и трачу максимально эффективно, стараясь больше бывать с семьёй и друзьями.

Я встаю очень рано, спокойно пью утренний кофе и читаю новости. Затем отвожу дочерей в школу и отправляюсь на работу. Обычно в течение дня мне приходится проводить очень много различных встреч и переговоров. Я задерживаюсь в офисе до вечера и, если у меня нет каких-то важных мероприятий, стараюсь остаток дня проводить с детьми – мы ездим на уроки, детские праздники. Если вдруг появляется свободное время, то я выбегаю на кофе с подружками или в тренажёрный зал.

– Как вы думаете, отличается ли подход к управлению у мужчин и женщин? Или он зависит от каждого конкретного человека?

– Безусловно, все зависит от личности. Однако, мне кажется, что женщинам легче быть многозадачными, ведь в жизни они выполняют множество ролей: они матери, жены, руководители и т. д. В этом, на мой взгляд, и кроется преимущество женщины. Кроме того, у нас лучше развита интуиция.

– Почему же женщин с правом принимать решения не так много? Это их личный выбор или просто наше общество ориентируется на мужчин?

– На Кипре в этом направлении всё-таки есть прогресс. В финансовом секторе на руководящих должностях сейчас три женщины: Христалла Йоргаджи в Центробанке, Виктория Натар в регуляторе страхового бизнеса и я. Однако я до сих пор не вижу прогресса в публичных компаниях, зарегистрированных на бирже, и в полугосударственных организациях. По статистике, в 2017 году всего 10% женщин работало на должностях, дающих полномочия для принятия решений. Мне бы очень хотелось видеть как минимум двух женщин в советах директоров публичных компаний. Они могли бы привнести туда свежий подход к работе и сделать сам совет более сбалансированным.

– Что бы вы посоветовали женщинам, которые хотят состояться в бизнесе или политике?

– Никогда не сдаваться. Чётко формулировать цели и следовать им. Повышать свою самооценку. Постоянно учиться. Нет ничего невозможного. Я хотела бы на личном примере доказать, что женщина может воплотить свою мечту, найти баланс между семьей и работой, преодолеть все сложности на пути к успеху.

– Как вы определяете успех?

– Это результат работы над собой, сочетание знаний, умений, целеустремлённости, целостности натуры. И, несомненно, поддержка семьи, близких друзей. При наличии этих факторов возможно многое. И возвращаясь к вашему вопросу о различиях между мужчинами и женщинами, хочу процитировать председателя Еврокомиссии Жана-Клода Юнкера: «Равноправие полов – это не цель. Это фундаментальное право».

 

ΚΑΛΟΓΗΡΟΥ Димитра Калогиру, председатель Совета директоров CySEC.

Образование
Степень бакалавра по специальности «Экономика и управление бизнесом» Уэльского университета, степень магистра по специальности «Экономика государственного сектора» Университета Лестера и степень магистра в области финансов Бизнес-школы Лондонского городского университета.

Опыт работы
Назначена на пост председателя CySEC в сентябре 2011 года. Ранее работала на Кипрской фондовой бирже, занимая должность руководителя управления, ответственного за регистрацию компаний и торги на КФБ. В её обязанности входило регулирование операций с ценными бумагами и деятельности различных торговых площадок КФБ, контроль исполнения обязательств публичными компаниями, имеющими листинг на бирже, изучение и развитие новых биржевых продуктов и финансового рынка в целом. За 15 лет работы на КФБ приобрела богатый опыт эффективного управления рынком ценных бумаг и обеспечения безопасности инвесторов.

 

Read 1307 times