Кипру необходимы компромиссы и общие усилия

Кипру необходимы компромиссы и общие усилия

  • Вторник, 10 мая 2016 16:39
  • 2016 год обещает быть богат на важные политические и экономические события. В первую очередь, международная общественность и бизнес пристально следят за ходом переговоров по объединению острова. Этот фактор оказывает серьёзное влияние на все сферы жизни Кипра, как на местном, так и на международном уровне. Кроме того, немало проблем сохраняется в финансово-экономическом секторе. Несмотря на положительные изменения последних лет и выхода Кипра из программы финансовой помощи «тройки», банковский сектор далёк от стабильности, а соответствующая законодательная база пока создаёт больше путаницы, чем помогает навести порядок. Старший и управляющий партнёр компании Patrikios Pavlou & Associates LLC Ставрос Павлу имеет огромный опыт в самых разных сферах экономической и юридической деятельности. Он делится своим видением сегодняшней ситуации и предлагает нетипичный для кипрского эксперта взгляд на текущие проблемы страны.

    ВОПРОС ОБЪЕДИНЕНИЯ ОСТРОВА

    От того, как будет решаться проблема объединения Кипра, зависит очень многое. Воссоединение острова будет способствовать скорейшему подъёму экономики, но и потребует существенных преобразований и немалых инвестиций. Объединение означает приток денег в экономику, создание рабочих мест, рост потребительского спроса, улучшение инфраструктуры. Откроются огромные перспективы, в частности, в строительном секторе, который сейчас переживает трудные времена.

    Следует иметь в виду, что разрешение кипрского конфликта – это, прежде всего, вопрос политический. Сначала нужно договориться об условиях, а потом уже переходить к собственные интересы. Некоторые построили свою политическую карьеру и создали целые партии на основе «нерешения» кипрской проблемы. Они не готовы терять этот фундамент. Но если мы хотим жить в одном государстве как единый народ, без компромисса не обойтись. Если же каждая сторона будет до последнего отстаивать свои позиции, нам ещё долго ждать решения проблемы.

    ГАЗОВЫЙ НЮАНС

    Ещё один важный момент, требующий урегулирования, – это использование углеводородов. Ни Турция, ни «ТРСК» не согласятся на то, чтобы всё месторождение («Афродита» – прим. ред.) разрабатывалось только греками-киприотами. Убрать это препятствие можно, лишь решив кипрскую проблему. На референдуме 2004 года по плану Аннана большинство греков-киприотов сказало «нет». Такой выбор был продиктован главным образом экономическими соображениями, а также страхом – с экономически надёжного кокона. Теперь мы ответим «да», и мотивация будет сходная. Сегодня мы переживаем экономический кризис, для выхода из которого нам остро необходимы дополнительные источники финансирования. Такой источник – наше единственное природное богатство: газовое месторождение, разрабатывать которое можно только решив кипрскую проблему.

    Топливно-энергетическая сфера развивается циклично – за снижением всегда следует подъём. То, что сегодня кажется невыгодным, через год может стать экономически привлекательным. Ведь известно, что когда-то бюджет России формировался исходя из цены нефти в 45 долларов за баррель. Когда нефть стала продаваться по 100 долларов за баррель, российская экономика пошла вверх. Сейчас ситуация изменилась. Россия переживает экономический кризис по ряду причин, в том числе и из-за искусственного удерживания низкой цены на нефть по политическим мотивам. Несомненно, нефть снова подорожает – это элементарный закон спроса и предложения. Спрос есть и постоянно увеличивается, а запасы сырья не бесконечны. Поэтому в какой-то момент добыча нефти снова станет прибыльной. Но это произойдёт не сегодня-завтра, а через три – пять – десять лет.

    НУЖНО ДЕЙСТВОВАТЬ СООБЩА

    Параллельно с работой над решением кипрской проблемы, мы, как представители сферы услуг, должны объединить силы для решения экономических проблем Кипра, оказать помощь законодателям и найти выход из кризиса. Если крупный бизнес, правительство, финансовый сектор будут действовать сообща и попытаются развить инфраструктуру, создать правильные законы, мы сможем в конечном итоге прийти к процветанию страны.

    Наша компания примерно одного возраста с Республикой Кипр – отец основал фирму в 1963-м. Поэтому мы с самого начала наблюдаем за развитием местной сферы услуг, в том числе юридических. Собственно, мы сами были частью этих изменений. Я присоединился к отцу в 1985 году, у нас тогда было всего три сотрудника. Это было нормально для того времени. Только в крупных адвокатских конторах, с давней историей, могло работать пять юристов, решивших объединить свои усилия. Таких фирм был всего десяток.

    МЕЖДУНАРОДНЫЙ БИЗНЕС-ЦЕНТР

    Потребность в увеличении числа юристов появилась с выходом Кипра на международный рынок. Юристам пришлось объединять усилия, специализируясь в различных направлениях. Я, например, в своей работе брался за любые дела – в разное время занимался и семейным правом, и имущественным правом, и т.д. Но мне кажется, что я – из последнего поколения юристов широкого профиля; сегодня большинство юристов – узкие специалисты.

    В 1993 году я стал управляющим партнёром. Нам повезло – как раз в то время происходило становление Кипра как международной юрисдикции и центра финансовых услуг. Компания Patrikios Pavlou начала работать с зарубежными клиентами. Сначала – из Югославии и Ливана, позднее – из стран СНГ.

    Идею превращения Кипра в финансовый центр активно продвигал тогдашний президент Джордж Василиу. Он был технократом, экономистом, бизнесменом. Он понял, что Кипр сможет достичь большего, если начнёт развивать и другие направления помимо туризма. И хотя наши европейские партнёры с 2013 года хотят вернуть нас на позиции швейцаров и официантов, мы сопротивляемся, пытаясь сохранить всё то, чего мы достигли за эти годы.

    Был и ещё один фактор: нам повезло, что многочисленные региональные конфликты – в Ливане, Сирии, Ливии, Югославии, Греции, Турции – обошли нас стороной. Это позволило Кипру развиваться, всё теснее взаимодействуя с международной экономикой. Эта вовлечённость в итоге достигла такой степени, что когда в 2008 году обанкротился банк Lehman Brothers, на нас это не могло не отразиться, пусть и не сразу. Мы старались убедить себя, что все обойдётся, и ничего не делали. Но как показали события 2013 года, такая стратегия себя не оправдала. Сегодня на Кипре преобладает настроение осторожного оптимизма. Но при этом налицо большой дефицит доверия и уважения. Наши клиенты, партнёры, обычные киприоты больше не доверяют, например, банковской системе.

    ПОПУЛИЗМ ПРОТИВ БАНКОВ

    Судя по публикуемым отчётам, дела у банков пошли на лад. Тем не менее, пока рынок не начнёт получать достаточного кредитования, потребительский спрос будет продолжать падать, что губительно сказывается на состоянии экономики. Кроме того, в прошлом наши банки не всегда действовали правильно – по незнанию или из-за коррупционных интересов. И теперь необходимо менять нормативную базу, что частично уже делается. Но мы, как и всегда, в общем-то, перегибаем палку. По сути, вместо того, чтобы бороться с кризисом адекватными мерами, мы принимаем плохо продуманные популистские законы, которые создают дисбаланс в регулировании банковско-финансового сектора.

    ПОЛИТИКИ И ЗАКОНЫ

    На Кипре действует целый ряд юридических норм, которые защищают интересы лиц, близких к политическим партиям. Нам нужна нормативная база для справедливых отношений между клиентом и банком, а вместо этого появляются протекционистские законы в пользу определённых клиентов. Это противоречит Конституции! Возьмём, к примеру, право аннулировать закладную по кредиту в банке из-за того, что кто-то приобрёл собственность уже после, когда та была взята под залог при выдаче кредита. В данном случае страдает банк: он теряет свои гарантии на возврат кредита. Я уверен, что мои коллеги-юристы в парламенте очень хорошо понимают: тот закон, который они приняли, является неконституционным. Сейчас он, к слову, оспаривается в Верховном суде.

    Идёт противостояние между политиками и судами: суды считают законодательный акт неконституционным, а политики в ответ заявляют, что лишь пытаются помочь людям. Но на деле помочь можно принятием таких законов, которые не будут вынуждать людей вступать в серьёзные судебные тяжбы.

    Аналогичная ситуация складывается и вокруг последних законов о неплатёжеспособности. В этом законодательстве очень много неясных положений. На недавнем семинаре для юристов, занимающихся проблемами неплатёжеспособности, ответ на многие вопросы был один: посмотреть, как закон будет толковаться в суде. Вместо того, чтобы изначально создать ясный и понятный закон, политики сейчас выжидают, как пройдут первые слушания и как судьи будут толковать его. Иными словами, политики не помогают, а напротив – вынуждают нас идти и разбираться со своими проблемами в суде. И оплачивают эти процессы налогоплательщики.

    Приведу пример. Относительно новый закон призван защищать людей, у которых нет имущества, и которые не могут погасить свои долги. Я придерживаюсь мнения, что люди с низкими доходами должны иметь право на аннулирование долга, если они не в состоянии заплатить. Это гуманный подход. Однако есть проблема: по закону не должен платить не только такой должник, но и его поручитель, даже если у него есть деньги.

    Это опять же популистская мера, которая не решает проблему корректного регулирования отношений между должниками и банком. Вместо того, чтобы помогать действительно нуждающимся людям, этот закон может быть использован мошенниками. Всё это подрывает работу банков.

    НЕПРИКАСАЕМЫЕ БАНКИ

    С другой стороны, есть и примеры, играющие на руку банкам. Так, был принят закон по реструктурированию долга, который разрешил банкам откладывать выплаты по вкладам. И очевидно: это закон для тех, кто уже никогда не будет в состоянии выполнить свои обязательства. Если 50% займов не обслуживается, а треть вкладов невозможно вернуть, банки являются банкротами и должны лишиться лицензии. Потому что они обязаны иметь определённое соотношение собственного капитала и долгов; если оно нарушается, значит, у банка проблемы.

    Понятно, что мы не можем банкротить свои собственные банки. И мы позволяем им вести себя так, как будто кредиты будут возвращены. На самом деле это не так. На Кипре – 25 млрд долга у частных лиц и бизнеса, и бόльшая часть этих денег не будет возвращена. Но признать эту часть как невзыскиваемую означает запустить новый банковский кризис. Посему мы откладываем решение этой проблемы. В результате, на рынке нет кредитов. Банки придерживают средства на случай, если им всё-таки придётся признать: вернуть выданные ранее кредиты невозможно. Поэтому деньги просто заблокированы банком, который, по сути, является банкротом. Так мы пытаемся сохранить свою банковскую систему, однако кредитный кризис не закончился. Притока кредитов нет, деньги на рынок не идут. Мы просто откладываем решение этой проблемы до тех пор, пока люди окажутся не в состоянии возвращать свои кредиты, и вся их собственность пойдёт с молотка.

    РАЗНЫЕ ДОЛЖНИКИ

    Неспособность людей платить по кредиту (и кризисная ситуация в целом) – следствие нескольких факторов. Безусловно, есть должники, которые взяли огромные займы, изначально не имея возможности их обслуживать. К таким не должно быть никакого снисхождения: у них необходимо изъять имущество, они должны заплатить. При этом у людей с самыми большими долгами имущество не забирают: их задолженности настолько велики, что попытка банка так вернуть долг обернётся колоссальной головной болью. Поэтому банк старается найти другие пути взаимодействия.

    В то же время, тысячи малых и средних компаний не могут выплатить свои долги по элементарной причине: объёмы рынка сократились, клиентов стало меньше и у компании просто не хватает денег. Я знаю немало людей, замечательных честных бизнесменов, которые сейчас не обслуживают свои кредиты, но платили, когда рынок был в нормальном состоянии. Иными словами, до тех пор, пока мы не начнём стимулировать потребление, малый и средний бизнес не сможет обслуживать свои долги.

    ЦЕНА СПАСЕНИЯ

    Что отсюда следует? Абсолютно все без исключения должны взять свою долю бремени в этой проблеме. Правительство, налогоплательщики, банки, которые торопились выдавать кредиты, – все должны нести свою долю ответственности. Мы не можем просто выставить заложенную собственность на аукционы и позволить хедж-фондам скупить всё задёшево. Их цель – не развитие страны, а извлечение быстрой выгоды.

    Необходимо понять, что нынешний кризис – это кризис для каждого киприота и каждый из нас должен помочь стране. Вместо этого мы пытаемся помочь только банкам, потому что на рынке деньги стали божеством, кумиром. Однако это неправильно! К сожалению, мы утеряли ориентиры. Своей целью мы избрали накопление богатства. Вместо того, чтобы использовать деньги для создания лучшего и справедливого мира вокруг, мы их накапливаем.

    Этот перекос – результат нерегулируемой рыночной экономики, в условиях которой мы живём. Будучи членом ЕС, мы с начала кризиса 2013 года позволяем рынку разорять слабых, давая сильным хорошую возможность заработать. Это вопиющая ситуация, и она требует незамедлительного вмешательства и регуляционных мер. Мы должны как заставить рынок работать, так и защитить людей, попавших в беду не по своей вине – и таких большинство. Экономика пошла на дно из-за взяточничества, коррупции, порочной практики выдачи кредитов банками, несовершенного законодательства, корыстных действий лоббистов. А расплачиваются за всё это слабейшие слои населения, которые становятся ещё слабее, пока система получает свою выгоду. Вместо того, чтобы развиваться и расти, экономика разоряет бедных людей.

    В период, когда нет кризиса, рыночная экономика работает отлично. Она создаёт прекрасные условия для развития конкуренции – у потребителя есть деньги и он их тратит. Так было в начале 2000-х. Но как только начался кризис, правительство должно было отреагировать и защитить незаслуженно пострадавших людей. Сократив расходы на здравоохранение и образование, мы заложили своё будущее ради спасения банков. И единственная наша надежда – на то, что международное сообщество, зарубежный и местный капитал сочтут нас достаточно привлекательным для вложения своих денег. Это возможно, но только при наличии чёткого стратегического планирования.

     

  • Read 1666 times