Берт Пайлс: «Необслуживаемые кредиты – национальная проблема №1»

Берт Пайлс: «Необслуживаемые кредиты – национальная проблема №1»

  • Среда, 16 марта 2016 16:12
  • Лучше всех осведомлены о ситуации в банковской сфере Кипра руководители кредитно-финансовых учреждений страны. Именно к такому специалисту мы обратились за комментариями – генеральному директору Hellenic Bank Берту Пайлсу, возглавляющему банк с ноября 2014 года. Прежде он работал управляющим директором в различных подразделениях Citigroup – этот опыт помог ему быстро разобраться в особенностях кипрской банковской системы и понять, какие реформы нужно провести, чтобы восстановить доверие вкладчиков. Однако до того нужно решить самый важный на сегодня вопрос: как сократить объём необслуживаемых кредитов. С этого и начался наш разговор.

    – У вас большой опыт работы в финансовой сфере. Почему, по вашему мнению, на Кипре так беспрецедентно велика доля необслуживаемых кредитов?

    – Здесь слишком много банков, и острая конкуренция со временем привела к существенному понижению стандартов кредитования. Стараясь привлечь клиентов, банки конкурировали по стоимости услуг и не уделяли должного внимания рискам. Это привело как к снижению кредитных ставок, так и к ослаблению требований к сопроводительной документации. Понимая, что заёмщик может легко уйти к конкурентам, банки выдавали кредиты без должной ответственности, нередко – заведомо неплатёжеспособным клиентам. Ведь при кредитовании прежде всего нужно учитывать доступ клиента к ликвидным средствам (cashflow). Во всём мире это самый главный критерий. На Кипре же большинство банков отталкивались от залоговой стоимости кредитуемого имущества (collateral value). Так, если стоимость активов (участка земли, например) оценивалась в миллион евро, банк свободно открывал кредит на 700 тысяч… Поскольку цены на недвижимость росли, заёмщики и банкиры были уверены, что контролируют ситуацию. На деле же в таких случаях всегда образуется экономический «пузырь», и как только цены понижаются, пузырь лопается.

    – Помимо послабления условий выдачи кредитов, что ещё послужило причиной кризиса в банковской сфере?

    – Среди других проблем можно назвать недостаточную прозрачность отношений клиентов с банками, а также конфликты интересов при принятии решений по кредитованию. Кипр – маленькая страна, здесь все друг друга знают, а для банковского бизнеса лучше, когда ты никого не знаешь. Возможно, поэтому мне как иностранцу легче оценивать ситуацию и принимать решения (смеётся). Всё вышеописанное постепенно привело к тому, что ситуация вышла из-под контроля. Настолько, что Кипр установил своеобразный антирекорд в кредитной сфере. Можно, конечно, найти страны, где на каком-то этапе в прошлом было больше проблем с банковскими кредитами. Однако в современном западном мире Кипр безоговорочно лидирует.

    ПРОБЛЕМА «ПЛОХИХ» КРЕДИТОВ

    – Что нужно предпринять в сложившейся ситуации?

    – Необходим комплекс мер. В первую очередь, нужно составить профиль каждого клиента: определить подходящий ему тип кредитования, выяснить, какими ликвидными средствами он располагает как на данный момент, так и в перспективе. Если у него нет и не предвидится свободных средств, остаётся несколько вариантов. Либо клиент идёт на продажу по соглашению сторон (consensual sale): я заёмщик, я продаю свою недвижимость и с вырученных средств выплачиваю кредиты банку. Либо банк «обменивает» кредит на недвижимость: я банк, я «прощаю» тебе кредит и взамен забираю твой актив – недвижимость.

    – То есть если клиент сможет продать недвижимость за сумму, превышающую остаток по кредиту, то разницу он заберёт себе. Во втором случае на его счету ноль, так?

    – Да, по сути, именно так и работает схема. Есть ещё третий вариант: если клиент не желает сотрудничать с банком, банк будет вынужден пойти на отчуждение имущества с целью его реализации.

    НОВЫЕ ЗАКОНЫ – 2015

    – Парламент Кипра принял закон о продаже залогового имущества. Не могли бы вы объяснить, что именно изменили эти нововведения?

    – Закон определяет процедуру действий банков в тех случаях, когда клиент не сотрудничает в вопросе урегулирования задолженностей по своим кредитам. Согласно новому закону, банк вправе инициировать процедуру фактической конфискации имущества, которое затем выставляется на открытый аукцион. По итогам аукциона банк покрывает задолженность по кредиту за счёт вырученных от продажи средств.

    – Получается, что ранее банк не мог забрать у клиента недвижимость?

    – Именно так. Вернее, теоретически мы могли это сделать, однако весь процесс мог занять до десяти лет! Теперь же банк должен осуществить ряд шагов, в том числе несколько раз известить клиента о том, что будет инициирован процесс конфискации, – и примерно через год сможет выставить залог на аукцион. Если, конечно, клиент не обратится в суд… При этом первичное жильё стоимостью не выше 300-350 тыс. евро защищено и отчуждаться не может.

    Впрочем, как мне кажется, на Кипре многие не понимают, что даже если речь идёт о первичном жилье, эта недвижимость все равно может быть продана с большой скидкой. Предположим, вы живёте в доме стоимостью 800 тыс. евро, но не обслуживаете свои кредиты. В рамках процедуры конфискации имущества банк имеет право заставить вас продать свою недвижимость и переехать в более дешёвое жильё, а вырученный от сделки доход забрать на покрытие кредита.

    В Испании и Ирландии, которые преодолевают кризис значительно быстрее Кипра, происходит именно так. Люди меняют жильё на более дешёвое, руководствуясь тем, что лучше переехать из дома в квартиру, например, зато избавиться от обременяющих кредитов.

    – В ноябре был сделан ещё один шаг: парламент принял закон о продаже проблемных кредитов третьим сторонам. Что это даёт банкам?

    – В целом для банков это положительная инициатива. Пока их можно сравнить с узником, к ноге которого прикреплён свинцовый шар – необслуживаемые кредиты. В таких условиях очень сложно создавать здоровую банковскую систему. Продажа «плохих» кредитных портфолио позволит банку избавиться от этого груза, который мешает двигаться вперёд. Впрочем, этой опцией банки будут пользоваться далеко не сразу. Сначала банк испробует все те меры, о которых я говорил ранее. Только если они не сработают, банк займется рассмотрением варианта по продаже кредита третьей стороне.

    ПРОДАЖА КРЕДИТОВ: ХОРОШО ИЛИ ПЛОХО?

    – Что показывает мировая практика в подобных ситуациях? Сколько, например, получает банк от продажи таких кредитов?

    – Однозначного ответа нет – от 1 до 99%. Покупатель, конечно, рассчитывает на определённую скидку, но всё зависит от конкретной ситуации. Покупатели долгов, как правило, располагают возможностями, не доступными банкам. Возьмем, к примеру, гостиничный бизнес. Здесь покупкой просроченных кредитов могут заинтересоваться те, кто изначально готов инвестировать в эту сферу. Они сотрудничают с владельцем отеля, «выправляют» его бизнес, чтобы он смог погасить свой кредит. Немаловажно и то, что «третьи стороны» почти всегда выступают в роли управляющих активами; они могут принимать нестандартные, неожиданные решения. Очевидно, что у банка нет ресурсов, чтобы так решать эту проблему и, в конечном итоге, обеспечить выплату долга.

    Поэтому не стоит опасаться, что через такие схемы «остров скупят иностранцы». На самом деле это большое преувеличение, и новые законы пойдут на пользу всем. В целом, если банки не смогут избавиться от проблемных кредитов, им, а значит, и всей стране, понадобится намного больше времени на восстановление. А чем больше игроков разных категорий будут вовлечены в этот процесс на Кипре, тем быстрее мы справимся с возникшими проблемами. Возвращаясь к примеру Испании и Ирландии – там такие сделки стали одним из решающих факторов для успешного выхода из кризиса.

    НОВОЕ КАК ХОРОШО ЗАБЫТОЕ СТАРОЕ

    – В последние месяцы местные банки, включая Hellenic Bank, возобновили кредитование. Как банки могут защитить себя от повторения ситуации с неконтролируемым ростом просроченной задолженности?

    – Во-первых, согласно новым указаниям Центробанка Кипра правила выдачи кредита стали значительно строже. Во-вторых, с сентября 2014 года работает Бюро кредитной информации, раньше на Кипре такого учреждения не было. Банки проверяют потенциального заёмщика через это бюро, и если в его кредитной истории зафиксированы проблемы с выплатами, банк откажет в новом кредите. Раньше клиент мог свободно не платить по кредиту в одном банке и при этом открывать кредиты в другом, поскольку у банков не было доступа к общей базе данных. Сейчас же кредитная история доступна всем банкам, критерии выдачи кредитов ужесточились, а на предварительном этапе тщательно изучаются финансовые возможности клиентов.

    – Как это происходит на практике?

    – Всё просто: мы изучаем выписки с личного банковского счёта клиента, его доходы и расходы, и определяем максимальную сумму, которую этот клиент сможет выплачивать за кредиты. Взнос по кредиту может составлять до 35% от доступных на счету средств. На мой взгляд, пережив кризис, физические лица и компании доказали свою жизнеспособность. На Кипре есть образцовые клиенты и надёжные компании. 2015 год был намного лучше предыдущих: мы возобновили как розничное, так и корпоративное кредитование. Теперь мы действуем более осторожно, сотрудничаем с Бюро кредитной информации, отдаём предпочтение клиентам, которые вышли из кризиса с наименьшими потерями.

    – Можно ли гарантировать, что ни один из новых кредитов не станет необслуживаемым?

    – Конечно, нет. Это риск, заключённый в самой природе кредитования. По статистике, на сотню новых кредитов приходится один проблемный. Только вот я не знаю, какой именно (смеётся). К слову, на Кипре высок процент стратегических должников – это заёмщики, которые могут урегулировать задолженности по кредитам, однако сознательно этого не делают.

    – Они ждут, что банки простят им долги?

    – Выходит, что так. Однако важно, чтобы люди понимали: этого не произойдёт. Я несу ответственность перед своими акционерами и вкладчиками. По сути, капитал банка обеспечивают на 14% акционеры и на 86% вкладчики. Что же получается? Я должен простить долг стратегическим должникам и покрыть разницу из средств вкладчиков?

    КТО ЗАПЛАТИТ ПО СЧЕТАМ?

    – Да, как это произошло в марте 2013 года…

    – Вот именно! Неужели кто-то верит, что это жизнеспособное решение? Я понимаю – вокруг этой темы много дебатов, многие зарабатывают на ней политический капитал. Однако с моральной точки зрения всё это абсолютно неправильно. Раньше в нашем обществе не платить по кредиту считалось позором. Я не знаю, как это воспринимается на Кипре…

    Я бы рекомендовал всем тем, кто не прочь пообсуждать банки, следовать такому принципу: каждый раз заменяйте слово «банк» словом «вкладчик» и оценивайте, по-прежнему ли вам нравится то, что вы говорите. Если кто-то считает, что не платить долг банку – это нормально, значит, и не платить вкладчику – тоже хорошо, потому что банк – это и есть вкладчик! К сожалению, многие этой концепции не понимают. Очень хочу спросить тех, кто мечтает, что в один прекрасный день банки простят своим клиентам все кредиты: на какой планете вы живёте?

    Есть и ещё один серьёзный вопрос. Если у мирового сообщества сложится впечатление, что на Кипре невыполнение обязательств – норма, многие ли иностранцы захотят инвестировать в нашу экономику?.. Эта тема гораздо важнее любого популизма и зарабатывания голосов. Потеря доверия таким способом обязательно затронет не только это, но и, по крайней мере, два следующих поколения.

    – Может ли Кипр, аналогично Испании и Ирландии, ускорить процесс восстановления? Что необходимо сделать для этого в ближайшем будущем?

    – Во-первых, нужно обеспечить активное развитие экономики. Рост ВВП – это, пожалуй, самая лучшая новость для банков, пытающихся решить проблему просроченной задолженности. Если экономика сокращается, то в следующем году ещё больше кредитов станет необслуживаемыми, и наоборот: больше доходов – меньше «плохих» кредитов. На фоне роста ВВП в последние два-три квартала мы уже видим первые положительные сдвиги. И не последнюю роль в этом сыграли банки, и Hellenic в том числе, которые начали кредитовать жизнеспособных клиентов. Мы – часть этого экономического круга.

    – Есть ли какие-то рекомендации конкретно для банковского сектора?

    – Безусловно: необходима его консолидация. Здесь слишком много банков. При численности населения в 800 тысяч, на Кипре работают 56 лицензированных банковских учреждений! Поэтому в ближайшие пять лет число банков должно сократиться, я в этом уверен. Кроме того, нужно использовать все имеющиеся инструменты для борьбы с необслуживаемыми кредитами. И я думаю, что если экономика продолжит расти, а банки – придерживаться курса на сокращение безнадёжной задолженности, уже в 2016 году мы добъёмся первых успехов.

    РЕСТРУКТУРИЗАЦИЯ КРЕДИТОВ И ПОПУЛИЗМ

    – Пока же доля просроченных кредитов только растёт…

    – Она стабильна. К слову, недавно мы работали над реструктуризацией 8,3-миллионного долга одного из крупных клиентов, процесс занял девять месяцев, но это, впрочем, нормально...

    – Почему нужно так много времени?

    – Потому что клиент приходит со своим бизнес-планом, который нужно изучить, сопроводить документацией и привлечь для её анализа юристов. Всё не так просто, как может показаться со стороны. Возвращаясь к моему примеру... После всей этой работы, мы были готовы подписать документы, назначили день. И вдруг СМИ сообщают, что парламент снова обсуждает тему кредитов. В итоге клиент отменил сделку и отказался подписывать договор о реструктуризации, решив подождать выборов. Все эти разговоры на уровне правительства и парламента, популизм, заведомо невыполнимые обещания… они попросту убивают экономику страны. В связи с этим нам всем очень важно, наконец, осознать: необслуживаемые кредиты – это национальная проблема №1. От её решения зависит будущее не только банков, но и всего государства.

    – В прошлом и власти, и сами банки озвучивали идею создать «плохой» и «хороший» банки. Это может помочь?

    – Мне сложно сказать, так как это зависит от ситуации. Но если и создавать «плохой» банк, делать это надо было в самом начале кризиса, а не сейчас, когда мы уже на полпути к выходу из него. Случай Кипра уникален ещё и потому, что к процессу финансового оздоровления банков были привлечены вкладчики, что стало для Европы своеобразным эспериментом. Обычно в таких случаях банки получают экстренную финансовую помощь от государства, то есть государство уже и так вовлечено в процесс и помогает основать «плохой» банк. На Кипре же за проблемы банков заплатили те, кто держал в этих банках деньги. Учитывая всё это, время для создания «плохого» банка на национальном уровне прошло. Пожалуй, сейчас такое учреждение можно было бы сформировать за счёт частного капитала. Но это по сути и есть продажа кредитов третьей стороне, ведь покупатели как раз и станут тем самым «плохим» банком. Только частным, а не государственным.

    ЕДИНЫЙ КОНТРОЛЬ: КТО ВИНОВАТ И ЧТО ДЕЛАТЬ?

    – В посткризисную эпоху местные банки контролируются европейскими надзорными органами. Это хорошо или плохо?

    – В Европе около 120-ти системных банков (и Hellenic в их числе), которые контролируются как Единым механизмом банковского надзора (SSM) во Франкфурте, так и национальными центральными банками, в нашем случае Центробанком Кипра. Если же речь идёт о несистемном банке, то он регулируется напрямую ЦБ Кипра. Могу сказать, что за последние два года режим регулирования стал более жёстким. Это требует от банков дополнительных расходов, которые в конечном счёте лягут на плечи вкладчиков… В случае с системными банками правила игры для всех одинаковы, будь то Barclays или Hellenic Bank. С той лишь разницей, что крупным банкам позволить себе дорогостоящие процедуры контроля легче, в отличие от небольших учреждений, как Hellenic.

    – Не могли бы вы разъяснить этот аспект изменений? Почему увеличиваются расходы?

    – От регулятора постоянно поступают самые разные требования и указания, которые надо изучать и выполнять. В этом году мы наняли дополнительный штат сотрудников, которые занимаются исключительно этими вопросами. Более того, на это уходит и немалая часть моего личного времени, которое я мог бы посвятить непосредственно управлению. Конечно, никто не хочет повторения прошлых ошибок. Но и чрезмерное регулирование тоже опасно: нельзя допустить, чтобы сработал обратный эффект, ведь это отразится на всей экономике. А мы, по-моему, уже приближаемся к этой критической точке.

    Речь не только о мерах и требованиях, касающихся выхода из кризиса. Так, с начала 2016 года вступят в силу новые правила – Единый стандарт по обмену налоговой информацией (Common Reporting Standard). Все страны, применяющие его (а их 60!), обязаны предоставлять информацию обо всех без исключения клиентах в те страны, резидентами которых эти клиенты являются. Другими словами, если в моём банке есть клиенты из 60-ти стран, мы обязаны ежегодно предоставлять информацию о них налоговым властям этих 60-ти стран. На практике системы как таковой ещё не существует, а значит, всем банкам нужно её разработать. Наши программисты уже занимаются этим вопросом. Это отнимает время и деньги, которые мы могли бы пустить на усовершенствование своих услуг.

    ЧТО ДЕНЬ ГРЯДУЩИЙ НАМ ГОТОВИТ…

    – Расскажите о своём видении Кипра в 2016 году. Каковы ваши прогнозы?

    – В целом, 2016-й будет лучше, чем два предыдущих года. Я верю, что экономика продолжит расти, и это положительно скажется на банковской системе страны. Доля необслуживаемых кредитов уменьшится, так как больше долгов будет реструктурировано. Надеюсь, что ситуация почти нормализуется. Хотя, конечно, при таком объёме просроченной задолженности, слово «норма» – не самое подходящее. По моим прогнозам, основные проблемы в кредитной сфере будут решены в ближайшие три–пять лет.

    – И всё это связано с кризисом на рынке недвижимости?

    – Это, по сути, одна и та же проблема. И лучшим её решением станет постепенный рост цен на недвижимость. Нам просто необходим очень активный рынок, приток покупателей и продавцов. Когда цены падают, никто не хочет покупать. Все рассчитывают, что цены продолжат снижаться; это так называемая дефляция цен на жильё. Нам же сейчас нужна лёгкая инфляция.

    – С другой стороны, если банки начнут продавать залоги на аукционах, разве это не спровоцирует дальнейшее падение цен?

    – Конечно, банки не будут выставлять все свои проблемные портфолио на продажу одновременно. Однако постепенные продажи могут вызвать некоторый рост цен. Ведь когда нет ни покупателей, ни продавцов, точная стоимость актива никому не известна. Для того чтобы определить уровень цен, нужно как можно больше покупателей и продавцов. К слову, в 2015 году достаточно много киприотов (а не иностранцев, что обнадёживает) продали свои дома. Я бы сказал, рынок недвижимости достиг нижнего предела перед фазой оживления.

    – То есть, вас не беспокоит решение проводить ежедневные аукционы начиная с июля 2016 года?

    – Проводить аукционы каждый день будут только при наличии достаточного числа объектов недвижимости. Кроме того, банки не глупы. Если чрезмерное предложение начнёт «убивать» рынок, они будут сдерживать продажи. Ведь эту недвижимость всё равно кто-то купит, рано или поздно. Зачем банку продавать её по слишком низкой цене?

    Конечно, чем больше будет сделок, тем быстрее стабилизируются цены. Это первый признак восстановления рынка недвижимости, как видно на примере Испании и Ирландии. Например, в Дублине в 2014 году цены на недвижимость выросли на 22%. Но произошло это только после того, как были пущены в ход все остальные меры. На Кипре многие руководствуются принципом «я подожду, пока ситуация улучшится, и затем продам». Я говорю – нет. Нужно продать сейчас, и тогда ситуация станет лучше!

    – Каких новшеств в работе Hellenic Bank стоит ожидать в ближайшем будущем?

    – В наших планах нет каких-то кардинальных перемен. В настоящее время всё наше внимание сконцентрировано на решении проблемы «плохих» кредитов. Тем не менее мы продолжим повышать уровень обслуживания своих клиентов. Сейчас прорабатывается несколько направлений, в том числе цифровые и онлайн услуги. Также, в 2016 году мы намерены реализовать несколько полезных идей. Жизнь продолжается!

     

  • Read 2903 times