Дружба – дружбой, а табачок – врозь!

Дружба – дружбой, а табачок – врозь!

  • Вторник, 04 августа 2020 09:41
  • 3 августа 2020 года не простой день, и запомнится он надолго. Вечером 2-го числа десантники отметили 90 лет ВДВ, а с рассветом оказалось, по утру болит голова не только у них. РБК объявил, что Россия начинает процесс денонсации Соглашения об избежании двойного налогообложения с Республикой Кипр.

    38 лет назад СССР и Кипр заключили соглашение

    Напомним историю вопроса. Межправительственные соглашения об избежании двойного налогообложения заключаются между странами в целях поощрения экономического сотрудничества, взаимных инвестиций, чтобы не допустить неограниченное налогообложение одного и того же дохода и капитала в нескольких государствах. 29 октября 1982 года СССР заключил подобное соглашение с Кипром. Как говорил в 90-е годы Чрезвычайный и Полномочный Посол Российский Федерации в Республике Кипр Георгий Мурадов, Кипр стал для России таким же важным «окном» для инвестиций, каким является для Китая Гонконг.

    Деньги циничны по своей сути. Им нельзя приказать, их нельзя уговорить сладкими речами или шаманством, но их можно привлечь, создав некий «шлюз», по которым им будет комфортно двигаться как в одну, так и в другую сторону.

    И, действительно, многие годы наличие этого налогового соглашения позволяло международным инвесторам использовать Кипр в качестве оптимального финансового канала, и небольшая страна стала ведущим инвестором в Российскую Федерацию. Почему именно Кипр? Потому что средиземноморская республика сочетала в себе, в том числе, удобную для бизнеса английскую правовую систему, комфортную налоговую систему и целую сеть международных налоговых конвенций.

    Деньги возвращались в Россию

    Правда также и в том, что по разным причинам сбежавшие деньги возвращались обратно в Россию во-многом благодаря наличию режима кипрско-российского соглашения. С ним было не так страшно (кто не помнит лихие 90-е?) и не так больно (то, что российская налоговая система бьёт без жалости, тоже известно). В результате сотни и тысячи российских предприятий получали капиталы на своё развитие с Кипра, и это устраивало всех. Предприятия работали, создавали продукцию, платили зарплату, платили местные и федеральные налоги. А когда наступало время дивидендов, то они попадали на кипрские счета, потеряв в России 5 или 10 процентов вместо 15-ти. Если же компания выплачивала проценты, то налог в России не удерживался вовсе, а платился налог на Кипре. Впрочем, кипрские бухгалтеры и аудиторы подтвердят, что в большинстве случаев дивиденды российские компании не выплачивали, а деньги направляли на развитие российского бизнеса.

    Фактический получатель дохода

    Было время, когда реальный бенефициар кипрского предприятия «прятался» за офшорной компанией, и это позволяло скрыть его личность от недоброжелателей, включая разного рода рейдеров, а также получать доходы на этот безналоговый офшор, используя кипрскую фирму в качестве удобной кондуитной «прокладки». Но в последние годы налоговые органы разных стран и России, в том числе, научились определять фактического получателя доходов, отказывают в применении особого режима тем, кто не имеет достаточного присутствия (substance) в стране, соглашение с которой пытаются использовать. А эффективный международный обмен налоговой информацией более не позволяет скрывать настоящих собственников бизнеса и банковских счетов.

    Тайн больше нет, всё, что ранее было скрыто от посторонних глаз, стало прозрачным! Специалисты назовут множество арбитражных дел, в результате которых кипрским и иным иностранным компаниям было отказано применять нормы и ставки, установленные соглашениями об избежании двойного налогообложения, и единицы – когда суд встал на сторону бизнеса, а не ФНС.

    Эти единичные случаи касаются ситуаций, при которых кипрская компания имеет на Кипре полноценный офис и реальное управление, когда за ней нет «мутных офшоров», когда невозможно не признать, что именно она и является фактическим получателем дохода, который выплачивается ей из Российской Федерации.

    В иных случаях иностранная компания может заявить, что бенефициаром дохода является не она, а российский резидент. Тогда Налоговый кодекс России позволяет применять так называемый «сквозной подход», и применяются не ставки и порядок, предусмотренные международным налоговым соглашением, а ставки, как если бы российский резидент получал доход напрямую, минуя свою иностранную структуру.

    Таким образом, бизнес уже привык к тому, что при выплате дохода нормы налогового соглашения или не применить вовсе, или же на Кипре должен быть полноценный офис, а ещё лучше, чтобы и акционер кипрской компании тоже был кипрским налоговым резидентом. И россияне поехали на Кипр за его резидентством и гражданством.

    Зачем в системе нужен Кипр?

    Почему же люди не отказываются от кипрских компаний в своих корпоративных группах? В том числе потому, что остаётся шанс, что в случае попыток незаконного отъёма бизнеса можно будет апеллировать к иностранным, а не российским судам, что считается надёжнее.

    Но вот наступает весна 2020-го года, и оказывается, что основная беда российской экономики – перекос статистики выплат доходов между Кипром и Россией. По данным ЦБ, как утверждает РБК, «за 2019 год Россия вложила в Кипр более $14,5 млрд, а получила $8,1 млрд прямых инвестиций. За время действия налогового соглашения с Кипром его юрисдикцией воспользовались многие российские компании. По разным оценкам, туда было выведено в 2018 году более 1,4 трлн руб., а в 2019-м — более 1,9 трлн».

    О чём же говорит эта статистика? А о том, что если кипрские компании, в которые инвестировали россияне, получат прибыль и выплатят дивиденды, то с этих дивидендов россияне заплатят налог в России (на Кипре не удерживается налог при выплате дивидендов) и родной бюджет получит солидную прибавку. А если на Кипр «выведены» огромные суммы (в виде дивидендов?), то это значит, что сначала российские «дочки» заплатили в российский бюджет 20-ти процентный налог на прибыль и, как минимум, 5-процентный налог на дивиденды.

    Но по непонятной причине российский Минфин утверждает совсем иное: надо соглашение с Кипром изменить и поднять ставку удерживаемого в России налога на дивиденды до 15% и до такого же значения поднять ставку налога на процентный доход. А если Кипр на это не пойдёт – денонсировать соглашение. В результате, мол, россияне закроют кипрские компании и будут открывать фирмы в специальных административных районах в Калининграде и Владивостоке, которые, получая дивиденды, заплатят с них лишь 5%. Позвольте, но ведь и без калькулятора ясно, что если было 5% или 10%, а станет 5%, то российский бюджет ничего дополнительно не приобретёт, а даже потеряет! Единственный эффект от такой рокировочки: владение бизнес-активами выйдет из международного правового поля, и защитить их станет куда как сложнее.

    Страны "группы риска"

    Мы помним, что Кипр не одинок, в «группе риска» оказались также Мальта и Люксембург. И есть слухи, что эта группа будет расширена на остальные страны, которые подозреваются в том, что компании, создаваемые в них, можно использовать в качестве «транзитных» для движения доходов из России (с налогообложением по правилам налоговых соглашений) в безналоговые офшоры. Дискуссия с Мальтой завершилась ещё в июне новостью о том, что соглашение будет денонсировано, а теперь настала и очередь Кипра. Кипрская пресса утверждает, что это решение принял лично Президент Владимир Путин после беседы с Президентом Кипра Никосом Анастасиадисом. Однако кипрский Минфин ещё не получал никаких официальных заявлений от российской стороны.

    Чего же теперь ждать бизнесу? Согласно статье 31 соглашения, «Соглашение прекращает свое действие в отношении полученного дохода или принадлежащего капитала с первого января или после первого января календарного года, следующего за годом направления уведомления о прекращении действия». То есть с 1 января 2021 г. при выплате доходов в пользу кипрских компаний российские компании должны будут удерживать налог по ставке 15% с дивидендов и 20% в случае остальных доходов. Возможно, начнутся переговоры о заключении нового налогового соглашения.

    Есть мнение, что Кипр могут включить в российский «чёрный список» офшоров, но это уж совсем невероятный сценарий. Ведь в нём остались лишь те страны, которые отказываются делиться налоговой информацией, а Кипр уж несколько лет как ставят в пример и Минфин, и ФНС.

    Что делать? Пока ничего.

    Что же делать бизнесу? Во-первых, не истерить и не предпринимать необдуманных решений. Техническая замена кипрской компании на любую другую в таких условиях будет воспринята специалистами ФНС как действия, имеющие единственную цель – цель получения необоснованной налоговой выгоды. А значит, что о применении пониженных ставок налогов можно забыть, к какому соглашению не апеллировать.

    Во-вторых, надо дождаться официальной информации и, спокойно проанализировав несколько сценариев, выбрать наименее рисковый и наиболее выгодный.

    Одно можно утверждать уверенно: опытные консультанты на несколько месяцев без работы не останутся. И, помня суждение о циничности денег, надо ожидать, что бизнес проголосует деньгами. И совсем не факт, что от этого выиграет российский бюджет.

    Михаил Соболев

  • Read 1351 times