Одна страна – две системы: эффективность работы госсектора на Кипре (часть 2)

Одна страна – две системы: эффективность работы госсектора на Кипре (часть 2)

  • Воскресенье, 07 ноября 2021 09:36
    • Фото freepik.com Фото freepik.com

    Наш аналитик Филипп Аммерман продолжает детальный обзор причин и последствий управленческих решений в госсекторе и основных факторов, определяющих вектор развития кипрской экономики. Цель этой статьи – выяснить, почему, несмотря на столько явного негатива, существует столь значительное различие между идеалистическими устремлениями, которые большинство киприотов демонстрируют в отношении своей родины, и фактической работой на государственном и политическом уровнях.

    Начало: Одна страна – две системы: эффективность работы госсектора на Кипре (часть1)

     

    5. РАСХОДЫ НА ОБСЛУЖИВАНИЕ ГОСДОЛГА

    Еще одной быстро растущей бюджетной статьей расходов являются затраты на обслуживание госдолга. Годовые процентные платежи увеличились с €344 млн в 2000 году до €452 млн в 2020-м, а объем долга соответственно вырос с €5,9 млрд до €24,8 млрд.

    public sector pic9

    Сегодня на выплату процентов приходится 4,6% всех бюджетных расходов и 2,2% ВВП. Если представить процентные платежи в виде ведомства, оно было бы одним из самых дорогих в кипрском правительстве.

    Как и другие страны-члены ЕС, Кипр пользуется преимуществами очень низких процентных ставок, программы количественного смягчения Европейского Центробанка (выкуп облигаций) и политики нулевых процентных ставок.

    Для Кипра эффективная процентная ставка упала с 5,8% в 2020 году до нынешних 1,8%. Как и в случае с растущими затратами на оплату труда госслужащих и социальное обеспечение, вопрос здесь: как долго это может продолжаться?

    Активы ЕЦБ превысили €7 трлн, и регулятор дал понять, что программа количественного смягчения постепенно приходит к своему завершению. И хотя постепенное завершение, скорее всего, займет годы, правительству следует подготовиться к потенциальному повышению процентных ставок.

    Более того, экономика Кипра привыкла полагаться на «дойных коров». К примеру, в периоды предыдущих экономических циклов на секторы строительства и недвижимости приходилось 7–8% ВВП. На фоне окончания программы «гражданство за инвестиции» нам еще предстоит понять, из какого именно источника правительство решит получать налоговые доходы, чтобы сократить объем госдолга.

    public sector tab5

     

    6. ЗАТРАТЫ НА КРИЗИСНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

    За последние десять лет Кипр пережил несколько дорогостоящих кризисов. Каждый из них отрицательно сказался на государственных финансах, что я постараюсь выразить здесь количественно. В каждом из этих случаев никакое лицо, имевшее отношение к этим, в основном самостоятельно возникшим кризисам, не понесло никакой гражданской или уголовной ответственности.
    2011: взрыв боеприпасов на базе в Мари – €2 млрд

    В июле 2011 года взорвались боеприпасы, конфискованные с судна, которое под кипрским флагом направлялось в Сирию. Боеприпасы были изъяты в 2009 году и в течение двух лет хранились в морских контейнерах под открытым небом. И хотя оценки разнятся, консенсус таков, что взрыв обошелся кипрской экономике в €2,0–2,4 млрд. Сюда входят затраты на восстановление электростанции в Мари и увеличение мощности других электростанций, сопутствующий ущерб, нанесенный объектам инфраструктуры, а также потерянные мощности для генерации электроэнергии.

    Сам факт, что кипрские власти допустили хранение боеприпасов в условиях экстремально высоких температур и что военные предупреждали о возможной опасности, свидетельствует о качестве принятия решений в госсекторе в то время. Подчеркну, что в итоге никто не понес наказания за произошедшее.

    2010–2013: банковский кризис в Греции и на Кипре – €7 млрд

    В 2010 году начался финансовый кризис в Греции, который привел к реструктуризации суверенного долга страны перед частными инвесторами в 2012-м. Это нанесло значительный ущерб кипрским банковским организациям, поскольку три системных банка на Кипре являлись держателями греческих государственных облигаций.

    В 2013 году Правительство Кипра вынуждено было обратиться к Европейскому союзу за финансовой помощью в размере €10 млрд. Эта сумма в конце концов выросла до €23 млрд по номинальной стоимости, что на тот момент превышало ВВП Кипра.

    Условиями этого займа была «стрижка» депозитов и ликвидация банка Cyprus Popular Bank (Laiki). В результате также был установлен жесткий кредитный контроль.

    Невозможно оценить полную стоимость этого события. Если учитывать списание греческого долга, издержки (прямые и косвенные) от ликвидации Laiki, а также последствия для экономики в целом, не исключено, что совокупные прямые расходы из бюджета превышают €7 млрд, принимая во внимание затраты на обслуживание госдолга большего объема, безработицу и соответствующие расходы на социальное обеспечение, а также субсидии в период с 2013 года по настоящее время.

    Обратите внимание, что этот расчет не учитывает стоимость замороженных или ликвидированных срочных вкладов. Непостижимым остается тот факт, что и Bank of Cyprus, и Laiki не только продолжали покупать греческие бонды после 2010 года, но и довели их объем до того, что даже малейшее изменение условий уничтожило бы их капитал первого уровня.

    2018: ликвидация Кооперативного банка – €3,5 млрд

    В 2018 году был ликвидирован Кипрский кооперативный банк, в котором десятилетия неэффективного управления привели к образованию большого портфеля необслуживаемых кредитов.Как стало известно позднее, многие политики имели такие кредиты и впоследствии получили выгоду от их списания.

    На данный момент прямые затраты на ликвидацию, по оценкам самого правительства (согласно отчетам Статистической службы о бюджете), составляют €3,4 млрд. Это, впрочем, не включает ни долгосрочные издержки на обслуживание этих и дополнительных государственных облигаций, выпущенных в связи с этой операцией, ни расходы на выплату пенсий нынешним и уже вышедшим на пенсию сотрудникам Кооперативного банка.

    Я полагаю, что в долгосрочной перспективе издержки запросто могут быть больше, чем €3,5 млрд, но в целях консервативного прогноза даю эту цифру в качестве оценки. Как и в предыдущих случаях, ни один человек не был наказан за должностные преступления в рамках фидуциарных обязательств или любое другое финансовое преступление.

    Covid-19

    Перечисленные выше три кризиса совсем не похожи на ситуацию с коронавирусом, которая оказалась настоящим «черным лебедем». Три предыдущих кризиса были полностью «рукотворными» в том смысле, что они были результатами решений, принятых уполномоченными на принятие решений лицами в кипрском правительстве и/или финансовом секторе. Более того, соответствующие финансовые решения были практически полностью проигнорированы финансовыми регуляторами, такими как Центральный банк Кипра, главной задачей которого является предотвращение ситуаций именно такого типа.

    Я не могу оценить, сколько на сегодняшний день потратило кипрское правительство, но отмечу, что госдолг вырос с €20,9 млрд в 2019 году до €24,8 млрд в 2020-м, что означает прирост в €3,9 млрд.

     

    7. НЕРЫНОЧНЫЙ ПОДХОД К УПРАВЛЕНИЮ

    Последняя причина роста госдолга заключается в том, что Кипр остается преданным идее развития, во главе которого стоит государство. Об этом свидетельствуют работа и рыночные доли государственных или полугосударственных монополий во многих секторах экономики:

    • Государственная Электрическая компания Кипра является монополистом на кипрском рынке производства электроэнергии.

    • Крупнейшая телекоммуникационная компания, СуТА, остается в государственной собственности.

    • Оба кипрских аэропорта были переданы в управление одному и тому же оператору, что по сути является монополией, дозволенной государством.

    • Единственный крупный порт Кипра, лимассольский, был приватизирован, в то время как второй по величине морской порт в Ларнаке остается под контролем государства.

    • Сектор сбора и утилизации отходов остается под контролем государства, которое нанимает частные мусороуборочные компании. В стране отсутствует система переработки отходов.

    • Национальная система медицинского страхования по сути национализировала сферу здравоохранения, не оставив гражданам какой-либо альтернативы: взносы в ГеСИ обязательны для всех граждан и работодателей.

    • Всё больше средств из европейских фондов осваиваются в рамках партнерств частного и государственного сектора, при этом операционная и профессиональная эффективность этих партнерств вызывает немало вопросов.

    • Правительство продолжает наращивать свои расходы на оплату труда, быстрыми темпами создавая «подминистерства» и различные ведомства. Я не хочу сказать, что государственное управление экономикой в большей или меньшей степени эффективно, чем частный сектор. Я лишь хочу отметить, что история Кипра полна дорогостоящими неудачами государственных компаний, из которых Cyprus Airways и Кооперативный банк – лишь два недавних примера.

    По моему мнению, за деятельность – и ошибки – государства расплачиваются граждане и частный сектор, в то время как само государство не несет никакой видимой ответственности.

    Более того, похоже, что между государством и его гражданами существует своеобразная круговая порука именно благодаря условиям занятости в госсекторе. Общественность, судя по всему, прощает политическим партиям грубейшие, ими же инициированные ошибки и промахи до тех пор, пока механизм государственного сектора дает возможность заработать.

    Я не знаю, как еще можно описать связь между политическим возмущением в начале года и результатами парламентских выборов в мае 2021-го.

     

    8. ЧТО ДАЛЬШЕ?

    В развитии Кипра наступил критический момент. Результатом пандемии коронавируса стали два «потерянных года». Противоэпидемические меры, вводившиеся в этот период, нанесли огромный ущерб кипрской экономике.

    В столь нестабильной ситуации правительство сделало всё, что могло. Однако результатом этого стали высокий уровень государственного долга и сохраняющаяся неуверенность, поскольку никто не может прогнозировать, что нам принесет 2022 год.

    Помимо того, что государство в управлении страной придерживается вышеуказанного нерыночного курса, на будущее экономического развития Кипра влияют и другие факторы.

    Конкурентоспособность в туризме. Кипру крайне необходимо найти пути повышения конкурентоспособности своего туристического сектора. На туризм приходится как минимум 20% ВВП страны, однако кипрский туристический продукт начинает быстро проигрывать другим странам по соотношению цена/качество. Главную роль в снижении конкурентоспособности играют многие из перечисленных выше признаков нерыночного управления: это, например, высокие операционные издержки гостиниц (в немалой степени вызванные высокой стоимостью электроэнергии и налогами) и высокие транспортные издержки (связанные с ограниченным числом авиарейсов и высокими аэропортовскими сборами). Государственному и частному секторам срочно нужно объединить усилия и разработать реалистичную и рациональную стратегию по повышению конкурентоспособности.

    Конкурентоспособность в сфере международного бизнеса. С международной точки зрения, Кипр становится всё менее конкурентоспособен для бизнеса. Причина этого не только в росте налогов и ужесточении комплаенса, но и в растущих ценах на недвижимость и персонал, низком качестве и дороговизне телекоммуникаций, неэффективном государственном секторе, который всё еще работает в бумажном формате, устаревшей судебной системе и совершенно недееспособном банковском секторе. Иностранные инвесторы, как правило, не могут своевременно оценить значение этих факторов. Преимущества, связанные с налогообложением и стоимостью недвижимости, сходят на нет. Если, к примеру, в 2016 году сравнение стоимости открытия бизнеса в Лимассоле и Лондоне было явно в пользу первого, то в 2021 году эта разница гораздо менее заметна. По этой причине многие компании, в прошлом перебазировавшиеся на Кипр, теперь выбирают другие страны для работы.

    Работа госсектора. Качество работы государственных служб по отношению к рядовому иностранному инвестору или резиденту не выдерживает никакой критики. Обещания создать электронное правительство так и не были реализованы. Получение любых справок обходится очень дорого и возможно только в бумажном формате. Юристы и бухгалтеры ведут себя, как рантье-монополисты, беря втридорога за услуги очень среднего качества – с полного одобрения правительства. Как подтвердит любой иностранец, имевший дело с миграционной службой, существующая система совершенно не отвечает сегодняшним реалиям.

    Работа банков. Банки со своей отчетностью превратились в придатки кипрского государства, особенно когда речь идет об иностранных клиентах. Если бы банки выдавали кредиты с той же частотой, с какой они проводят проверки due diligence, их рентабельность могла бы быть гораздо более высокой. Вместо этого вся работа свелась к комплаенсу и проверкам, которые иностранцы, живущие на Кипре, часто проходят дважды в год. Усугубляет ситуацию и то, что стоимость банковских услуг сейчас просто запредельная.

    Правовая система. В рамках существующей правовой системы принятие решений по делам занимает очень много времени, а к спорам киприотов с иностранцами нередко применяются двойные стандарты. Если Кипр желает оставаться международным деловым центром, ему крайне необходимо почистить и модернизировать свою судебную систему.

    Бизнес-связи с Россией. Обновленное кипрско-российское соглашение об избежании двойного налогообложения и другие изменения, особенно в области банковского комплаенса, означают, что Кипр теряет свою привлекательность для России в качестве основного инвестиционного направления.

    Цикличность экономики. К сожалению, Кипр допустил цикличное развитие своей экономики, где взлеты сменяются падениями. Пример из прошлого – цикл в сфере банков/недвижимости, которая обрушилась в 2008–2013 годах, что в итоге вынудило Кипр обратиться за помощью к международным кредиторам. Совсем недавно мы были свидетелями сворачивания программы «гражданство за инвестиции», к чему привели ряд публикаций в СМИ и последовавшее расследование со стороны правительства. В результате застройщики остались с дорогими неоконченными объектами недвижимости на руках, что является прямой отсылкой к 2013 году.

    Качество жизни. Качество жизни, в особенности в городской местности, продолжает снижаться. Существуют большие проблемы с чистотой и уборкой мусора. Налицо недостаток базовой координации между муниципалитетами в вопросах общественного транспорта, парковки и пр. Стоимость жилья продолжает расти, а качество предлагаемых на рынке объектов – снижаться. Обучение в школах стоит дорого и попасть туда не так легко, особенно для иностранцев, которые не хотели бы отправлять своих детей в государственные школы.

    Турция. С момента референдума в 2004 году и вступления Кипра в ЕС было немало ситуаций, которые показали Турции и турко-кипрской общине: «независимость» – это, возможно, единственное решение кипрской проблемы. По крайней мере именно это сейчас заявляют представители той и другой. Нам также не следует забывать, что у Турции есть большое влияние в связи с наплывом беженцев в Европу и с добычей природного газа в Восточном Средиземноморье. Маловероятно, что отношения улучшатся до такой степени, чтобы стала возможной выработка решения на любом уровне. Это значит – по крайне мере для меня, – что геополитическая нестабильность в Восточном Средиземноморье будет лишь повышаться. Поразительно, как мало компаний и чиновников принимают это во внимание, строя свои планы и закладывая бюджеты.

    Эти негативные факторы компенсируются рядом впечатляющих достижений:

    a. Сектор высшего образования продолжает привлекать студентов из-за рубежа и значительно улучшил качество услуг. Это прекрасно.

    b. В 2022 году или около того начнет работу казино в Лимассоле. Это преобразит кипрский туризм и может принести казне значительный доход.

    c. Хочется надеяться, что другие инвестиционные проекты, такие как порт и марина Ларнаки, марина Айя-Напы, различные объекты в Пафосе и пр., будут завершены, благодаря чему появятся новые рабочие места и новые точки притяжения.

    d. Несмотря на небольшие объемы активов в управлении, кипрское инвестиционное агентство CIPA продолжает привлекать инвестиционные фонды открываться на Кипре или переезжать сюда из других юрисдикций. Несколько значительных финтех- и IT-компаний также выбрали своей базой Кипр.

    Все эти вызовы должны быть очевидными для любого, кто хотя бы поверхностно знаком с Кипром. Это не академические конструкты, требующие дискуссии. Это вызовы реального мира, одолеть которые можно путем устойчивого сотрудничества между государственным и частным секторами. Невероятный успех сферы высшего образования свидетельствует о потенциале, который такое сотрудничество может раскрыть на Кипре.

    И тем не менее сложно представить себе хоть сколько-нибудь долговременные перемены. Политики уже много лет обещают запустить электронное правительство, без каких-либо видимых результатов. Местные монополии в определенных секторах сохраняют статус-кво. Издержки растут, и я совершенно уверен в предстоящем повышении налогов, которое позволит компенсировать дефицит в бюджетах систем социального и медицинского страхования.

    Для принятия критических стратегических решений Кипру необходимы лидерство и консенсус. К сожалению, результаты парламентских выборов в мае 2021-го и последующие действия правительства никак не указывают на то, что эти стратегические решения будут приняты.

    Вместо этого складывается совершенно противоположная ситуация:

    • Решения принимаются спонтанно, зачастую в ответ на публикации в СМИ или под давлением тех или иных групп.

    • Отсутствует ответственность за решения, принятые в прошлом.

    • Имеет место моментальная национализация финансовых провалов путем выпуска нового госдолга.

    • Отсутствуют анализ рисков или меры по их смягчению.

    • Поражает отсутствие какой-либо срочности в отношении крайне важных проблем.

    Что еще поражает, так это наличие подобных вещей в период мира и стабильности. В такие времена можно, наоборот, ожидать роста избыточных средств и долгосрочных инвестиций в производительность, финансируемых за счет привлечения недорогого капитала.

    Вместо этого происходит прямо противоположное: рост долга, расширение государственного аппарата, сменяющие друг друга кризисы, источником которых является госсектор, отсутствие какой-либо ответственности на любом уровне независимо от политической идеологии.

    Как сказал Альфонс Карр: «Plus ça change, plus c'est la même chose» – «Чем больше всё меняется, тем больше всё остается по-старому».

    Филипп Аммерман
    Финансовый консультант, директор Navigator Consulting Group Ltd
    Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. 

     

     

  • Read 364 times