6 способов выживания в условиях ужесточения офшорной политики

6 способов выживания в условиях ужесточения офшорной политики

  • Понедельник, 27 апреля 2020 11:56
    • pixabay.com pixabay.com

    Что теперь делать российским бизнесменам на Кипре и в мире?
    Пандемия и, по странному совпадению, продиктованные ей решения российских властей могут стать заключительным аккордом в использовании иностранных компаний с российскими корнями.

    Владельцам зарубежных компаний не привыкать к ужесточению антиофшорного законодательства, пусть это и сказывается на эффективности принадлежащих им структур. Этот процесс продолжается последние 5-7 лет, за которые в России успели появиться правила контролируемых иностранных компаний (КИК) и концепция фактического получателя дохода. За рубежом все больше стран присоединяются к инициативам в рамках мер по предотвращению размывания налоговой базы и перевода прибыли (BEPS).

    В ЕС в рамках антиуклонительных директив были введены правила КИК, «налог на выход», ограничения на вычет процентных расходов. Также вводится обязательное раскрытие информации о трансграничных сделках с элементами налогового планирования. В классических офшорах, включая популярные у российских бизнесменов Кипр, БВО, Кайманы, Сейшелы, ОАЭ, введены обязательные требования о создании локального уровня экономического присутствия (так называемый сабстэнс).

    Закрытие границ ограничило возможности российских предпринимателей по управлению налоговым резидентством и снизило мобильность бизнеса с точки зрения поддержания достаточного уровня присутствия за рубежом. Это ставит под сомнение перспективы использования иностранных компаний, которые могут быть признаны контролируемыми у новоявленных российских налоговых резидентов, и доход бизнесмена от их деятельности будет облагаться налогом на доходы физических лиц в России (13%).

    Также, иностранная компания может быть признана российским налоговым резидентом, если в ходе налоговой проверки будет доказано ее управление из РФ, и вся ее прибыль будет подлежать налогообложению в России. В последнее время Федеральная налоговая служба все чаще пытается доказать, что фактически иностранная компания управляется из России и это у неё получается.   

    И наконец, инициатива президента РФ по введению 15%-го налога на дивиденды и проценты, выплачиваемые в страны-транзитеры российских денег в офшоры, рискует поставить крест на существовании зарубежных структур и свести к нулю их налоговую эффективность. Первый удар по популярным у россиян юрисдикциям, таким как Кипр, Люксембург и Мальта уже нанесен. Можно ожидать, что в ближайшем будущем Россия предложит пересмотреть ставки по соглашению об избежании двойного налогообложения (СИДН) и с другими странами, например, Нидерландами, Сингапуром и Швейцарией.  

    Учитывая эти риски, актуальным становится вопрос: что делать с иностранными компаниями и какие им могут быть альтернативы? Ответов может быть несколько, но любая стратегия потребует адаптации к конкретным обстоятельствам и времени на внедрение, которого остается критически мало.    

    Радикальная мера
    Ликвидация иностранной компании. При этом время безналоговой ликвидации в рамках амнистии капитала уже прошло, поэтому владельцам компаний необходимо взвешивать возможные налоговые последствия ликвидации, если при этом будут распределяться активы в пользу российских собственников. При правильном структурировании ликвидация все еще может быть реализована с минимальными налоговыми последствиями или без них — например, за счет снижения рыночной стоимости активов на фоне неблагоприятной экономической конъюнктуры. Также ликвидация может стать эффективным способом увеличения «налоговой» стоимости активов, передаваемых в пользу российской компании в рамках ликвидации. 

    Сквозной вариант
    Его суть проста: российский бенефициар заявляет себя как фактического получателя дохода (ФПД), и к выплатам за рубеж применяется ставка НДФЛ (13%). Риск оспаривания статуса ФПД российскими налоговиками в таком случае значительно снижается. Это стало спасением для многих бизнесменов и в определенных случаях позволило снизить налоговую нагрузку. Сквозной подход хорошо работает в отношении дивидендов при прозрачной структуре владения с российским налоговым резидентом наверху.

    В ситуации с цепочкой иностранных компаний в структуре платежей без российских налоговых резидентов этот подход применяться практически не может. Минфин настаивает на соблюдении требования СИДН о прямом владении или вкладе в уставный капитал со стороны иностранной компании-получателя дохода, но в отношении косвенного акционера эти требования, как правило, не соблюдаются.   

    Реструктуризация
    Перенос налогового резиденства позволяет снизить налоговые риски в РФ. В то же время на иностранную компанию, ставшую российским налоговым резидентом, продолжает распространяться зарубежное право, что обеспечивает дополнительную юридическую защиту бизнесу. Перенос резидентства, как правило, применяется в рамках совместных предприятий, где использование английского права является распространенным условием. Его налоговые преимущества — отсутствие риска по ФПД и налоговому резидентству, а также возможности использования домашнего режима налогообложения дивидендов в отношении резидентов РФ (0% или 13%), а также норм СИДН со страной резидентства зарубежного партнера без применения «сквозного подхода».

    Перевод в специальный административный район 
    Редомициляция в расположенные в Калининграде и Владивостоке специальные административные районы (САР) предполагает смену налогового резидентства и юридической регистрации компании. Перевод имеет свои преимущества (например, освобождение от налогообложения доходов от реализации акций иностранных компаний, запрет на проведение проверок в отношении прошлых периодов), но требует соблюдения ряда условий, в том числе инвестирования в экономику РФ не менее 50 млн рублей. Кроме того, перевод в САР инициируется в иностранной юрисдикции, поэтому необходимо соблюсти все налоговые и иные формальности за рубежом.

    Создание сабстанса за рубежом
    С 2015 года многие российские группы начали создавать полноценные офисы в низконалоговых странах, переводили туда сотрудников и функции. Кипр был в их числе. Это не требует изменения налогового или юридического статуса компании, но приводит к дополнительным затратам на содержание офиса, фонд оплаты труда.  Поэтому необходимо сопоставлять налоговую экономию, которая достигается за счет реального уровня присутствия (сабстанса) за рубежом с расходами на его создание. При этом юрисдикция резидентства иностранной компании может попасть в «черный список» Минфина, то есть в список тех стран, СИДН с которыми будет пересмотрен. Кипр опять в их числе.

    Переезд в юрисдикцию, в которой можно создать сабстанс
    Помимо возврата активов в РФ, можно перенести налоговое резидентства в ту страну, где у компании есть возможность создать экономическое присутствие. Для этого важно убедиться в том, что выбранная для этого юрисдикция и законодательство страны регистрации компании позволяют это сделать. При этом необходимо учитывать наличие «налога на выход» в юрисдикции, которую компания покидает, размер которого может быть значительным.

    После введения жестких требований о сабстансе в офшорах некоторые компании «переехали» на Кипр или в Люксембург, но новый виток борьбы с выводом капитала за рубеж сужает бизнесу пространство для маневра. Создание сабстанса в транзитных юрисдикциях лишится экономического смысла, если в их отношении перестанет применяться льготная ставки по СИДН. С другой стороны, действующее соглашение необходимо, если компания планирует получать только пассивные доходы (дивиденды, проценты, роялти) с применением льгот по СИДН, но не так важно с точки зрения, например, торговых компаний.

    Сложно прогнозировать, как долго продлятся ограничения международной мобильности, связанные с пандемией коронавируса, и насколько может затянуться процесс пересмотра СИДН между Россией и наиболее популярными транзитными странами. Однако уже сейчас ясно, что резкое ужесточение политики государства по отношению к популярным у российского бизнеса зарубежным юрисдикциям практически сразу после окончания третьей волны деофшоризации говорит о том, что гайки продолжат закручиваться.

     

     

  • Read 1148 times