В ожидании очередного кризиса

В ожидании очередного кризиса

  • Среда, 10 апреля 2019 03:00
  • По статистике, крупные экономические кризисы случаются каждые семь – десять лет. А значит, уже скоро мир может оказаться на пороге очередной волны крупных потрясений. Когда это произойдёт, откуда начнётся новый кризис и каким он будет?

    Предпосылки и перспективы

    Аналитики многих финансовых учреждений уверены, что мир в 2019–2020 годах испытает на себе влияние тяжёлого экономического кризиса. На это указывает цикличность развития экономики, ситуация на фондовых и сырьевых рынках. Негативную роль играет также политическая нестабильность.

    Как пишут в своей статье американский экономист Нуриэль Рубини и итальянский экономист Брунелло Роза, к 2020 году созреют условия для финансового кризиса и последующей глобальной рецессии. Эксперты выделяют такие признаки, как сокращение инвестиций; высокий показатель инфляции в США и перегрев экономики этой страны; сложные отношения Вашингтона с ЕС, Китаем, Канадой и пр.; негативные последствия протекционизма; уменьшение доходности гособлигаций.

    Оценить, будет грядущий кризис локальным или мировым, сложно. Одни считают, что он затронет только Китай и некоторые азиатские государства. Другие уверены, что экономика КНР окажет сильное негативное воздействие на другие страны, особенно те, бюджет которых пополняется за счёт продажи сырья. Под удар попадут Россия, Бразилия, Индонезия. С учётом нестабильной ситуации в Турции, Аргентине, Венесуэле, пострадают и эти государства, а также ЕС.

    От смягчения к регулированию

    Порождённая последствиями кризиса 2008 года политика центробанков отходит на второй план. Вместо насыщения рынков деньгами в рамках «количественного смягчения» центральные банки ключевых экономик мира постепенно переходят к фискальному стимулированию и повышают учётные ставки. Спрос на рискованные активы падает, рост цен на акции и облигации замедляется. Как следствие – снижение деловой активности, спад на фондовых рынках, подрыв потребительской уверенности и возможностей.

    Основания для новой рецессии есть: дешёвые средства, которые предоставляли центробанки, завысили цены как на суверенные, так и на корпоративные облигации. Уровень задолженности в странах с развитой экономикой находится на максимальных значениях за последние десять лет, и если рост экономики замедлится, обслуживать такой высокий уровень долга станет проблематично.

    Ухудшение прогнозов

    Международный валютный фонд (МВФ) в обзоре мировой экономики (World Economic Outlook) за январь 2019 года ухудшил прогноз экономического роста на 2019–2020 годы по сравнению с октябрьской версией. Представляя новый прогноз на Всемирном экономическом форуме в швейцарском Давосе, директор-распорядитель МВФ Кристин ЛАГАРД отметила, что «мировая экономика растёт медленнее, чем ожидалось, и риски увеличиваются».

    По данным экспертов фонда, в текущем году рост составит 3,5%, а в 2020-м – 3,6%. Эти цифры ниже, чем прогноз за октябрь, на 0,2 и 0,1 процентного пункта соответственно.

    Среди причин ухудшения прогноза: слабые экономические показатели в Европе и некоторых развивающихся странах, риски, связанные с брекситом, возможное замедление роста китайской экономики и торговые конфликты между странами.

    Рост экономики США в текущем году составит 2,5% (ранее 2,7%), Китая – 6,2% (6,6%), Германии – 1,3% (1,9%). В прошлом году, к слову, германская экономика показала минимальный годовой рост с 2013 года (основная причина падения – замедление роста Китая).

    Торговые войны

    Противостояние между странами, в первую очередь между США и Китаем, сохранится, и сценариев развития событий может быть много: от спада напряжённости до полномасштабной экономической войны. Президент США Дональд Трамп уже заявил о готовности обложить пошлинами весь китайский импортный товар на $500 млрд. В любом случае, создаётся угроза как для развивающихся рынков, так и для Европы. Это противостояние уже нарушило ряд десятилетиями формировавшихся цепочек поставок и в конечном итоге может привести к крупному переделу рынка и производственных связей.

    Угрозы на периферии

    «Слабыми звеньями» мировой экономики называют Турцию, Аргентину, Бразилию, Мексику, ЮАР, Египет и ряд других стран. Развивающиеся рынки уже пострадали от ужесточения политики ФРС США, продолжающей повышать ключевую ставку. Долговое бремя для развивающихся экономик растёт, и в случае повышения учётной ставки доллара ещё на один пункт, объём не поддающихся выплате кредитов достигнет 33% в Индии и 43% в Китае. Для сравнения, в Германии, Франции и Великобритании уровень рискованных кредитов не превышает 4%, а в случае повышения учётной ставки доллара – 7%. 

    По данным консалтинговой группы McKinsey задолженность развивающихся экономик достигает 183% их суммарного ВВП, причём главным должником становится Китай, где уровень корпоративных долгов (особенно в строительной отрасли) давно достиг критической отметки. В аналогичном положении находятся предприятия Турции, Индии, Чили и Филиппин.

    А ведь до конца 2020 года эти страны должны рефинансировать либо погасить свои долги. Стоит пошатнуться такому гиганту, как, например, Китай, – и капиталы побегут из этих стран, обрушая фондовые рынки и национальные валюты. Массовое банкротство предприятий-должников повергнет страны с развивающейся экономикой в глубокий кризис, который неизбежно переметнётся и на другие регионы.

    В американском финансовом холдинге JP Morgan предполагают, что спад придётся на 2020–2021 годы. Тогда акции развивающихся экономик подешевеют практически наполовину, их валюты – почти на 15%, американские акции – на 20%, а энергоресурсы – на 35%.

    США

    Исторически, глобальные провалы рынков не происходят на фоне роста ставки ФРС, а случаются примерно через год-два после того, как она достигнет локального максимума и остановится. ФРС намерена повышать ставку ещё минимум четыре раза до конца 2019 года, а значит, циклический спад в экономике США – это вторая половина 2020-го, 2021 год.

    Нынешнее оживление американской экономики поддерживается сокращением налогов и кредитами, а это та же модель перегрева экономики, которая привела к краху 2008 года. Расходы и долги американских потребителей уже превысили уровни предкризисного 2007 года, объёмы фондового рынка раздулись практически вдвое. Вместе с тем в США продолжает расти бюджетный дефицит. В совокупности эти факторы могут привести к падению стоимости американских акций и активов населения, сокращению рабочих мест и зарплат. Замедлится американская экономика, крупнейшая на планете, вслед за ней – и мировая.

    Китай

    Китай по оценке экспертов попадает в зону наибольшего риска. Это вторая (а по некоторым параметрам уже и первая) экономика мира, и если она просядет, в первую очередь пострадают поставщики сырья. Сейчас страна продолжает обеспечивать экономический рост заёмными средствами. Больше половины кредитов направляется на рынок недвижимости, который даёт около половины роста ВВП. За последние десять лет долги предприятий выросли с $3 до 19 трлн, что составляет 163% годового ВВП. По оценке McKinsey, треть всех кредитов в китайской промышленности являются практически «невозвратными», в строительной отрасли – 28%. Руководство КНР пытается бороться с долговой нагрузкой, но это ведёт к снижению темпов экономического роста.
    Впрочем, согласно оценке S&P «китайскую долговую угрозу» для мировой экономики смягчает тот факт, что большая часть этого долга сформирована внутри страны: у международных инвесторов китайский рынок не пользуется особым спросом и доверием.

    Европа

    В Европе продолжаются споры вокруг брексита и бюджетного дефицита Италии. Также на ситуацию в ЕС (в частности в Германии) повлияли кризис в Турции и ослабление китайской экономики. За последние десять лет Китай вложил в Европу около $320 млрд, и торможение роста китайской экономики, естественно, сократит инвестиционный поток из Поднебесной.

    В середине 2019 года пройдут выборы в Европарламент, на которых до 20% мест могут получить евроскептики, что в будущем затруднит выработку и принятие политических и экономических решений в блоке.

    Европа также будет страдать от медленного роста на фоне ужесточения денежно-кредитной политики. «Плохие» долги на балансах европейских банков ставят под сомнение финансовую устойчивость банковских секторов таких государств, как Греция, Италия, Испания, Ирландия. Потенциальный коллапс банковской системы в этих странах способен запустить «цепную реакцию» вплоть до уровня регионального финансового кризиса. Однако S&P считает, что риск «заражения кризисом» в данном случае ограничен высоким уровнем доверия инвесторов к долгу западных государств.

    Великобритания

    Главным фактором риска остаётся брексит. Как отмечает Moody's, он вызовет длительный период неопределённости, которая будет сказываться на экономических и финансовых показателях страны.

    В агентстве прогнозируют, что брексит приведёт к обесцениванию фунта и падению мировых фондовых рынков. Неопределённый исход переговоров между Великобританией и ЕС также способен снизить приток инвестиций и уровень потребительского и делового доверия в Великобритании.

    Британские депутаты 13 марта отвергли возможность выхода страны из Европейского союза без предварительного соглашения, а 14-го – проголосовали за отсрочку брексита. Лидеры ЕС 21 марта согласились дать Британии отсрочку либо до 22 мая, либо только до 12 апреля – в зависимости от того, одобрит ли британский парламент соглашение о выходе из ЕС. Если в конце марта британский парламент всё-таки примет дважды отклонённый им проект соглашения о выходе из ЕС, то сам выход будет отложен до 22 мая. Если же Палата общин снова отклонит проект соглашения, то у Британии будет время до 12 апреля, чтобы решить и сообщить Евросоюзу, что она собирается делать дальше.

    Германия

    Германия испытывает как давление извне (введение американских пошлин на сталь и алюминий, ослабление китайской экономики), так и внутренние проблемы ЕС. Недовольство германским доминированием может привести к расколу, выходу из ЕС Австрии и Венгрии, Италии и Греции (хотя пример Великобритании несколько охладил подобные настроения в последнее время). Тогда евро настигнет сильная девальвация, а Европу – долговой и финансовый кризис.

    Италия

    Баланс, достигнутый в 2018 году на переговорах с ЕС касательно бюджета страны, достаточно хрупок. Выборы в Европарламент в мае текущего года могут откатить назад все договорённости. В конце 2018 года в Италии была зафиксирована рецессия, а рост экономики в текущем году прогнозируется на уровне 0,2–0,5%. Однако если доверие к итальянской экономике иссякнет, страна может вступить в период продолжительной рецессии, её кредитный рейтинг понизится, из-за чего могут начаться проблемы в отношениях с ЕЦБ.

    Турция

    Большую озабоченность вызывает экономическая ситуация в Турции. Президент Реджеп Эрдоган своими действиями дестабилизирует рынок. Его вмешательство в политику Центробанка уже привело к резкому падению курса турецкой лиры в 2018 году. Темпы экономического роста снизились с 7% до 1,5%. Ряд инвесторов призывает к рекапитализации банков за счёт государства и акционеров. По мнению S&P в 2019 году в Турции может начаться рецессия. МВФ прогнозирует рост экономики на уровне 0,4%, но для турецких реалий это также фактически означает рецессию.

    Россия

    Россия представляет, по мнению западных аналитиков, особый случай среди развивающихся экономик. Страна не использует свой громадный потенциал, сохраняется чрезмерная зависимость от нефтегазовых доходов. Экономика России все в большей степени изолируется от мировой, иностранный капитал стабильно уходит, а внешний долг быстро сокращается, благодаря чему повышается устойчивость к финансовым потрясениям.

    Тем не менее, падение цен на сырьё может вызвать в России рецессию образца 2015 года, поэтому власти сейчас заняты накоплением резервов. Госфинансам, таким образом, будет обеспечена устойчивость, но для бизнеса и граждан ситуация может быть сложной.

    По данным министерства экономики РФ, экономический рост в 2019 году составит 1,3%, однако этого явно недостаточно. По мнению экспертов агентства McKinsey, главная проблема России – не экономическая, а политическая. Напряжённость в отношениях с Евросоюзом и США отпугивает инвесторов, а угроза дальнейших санкций вредит экономике.

    Заключение

    Распространившиеся ожидания масштабного экономического кризиса сами по себе являются индикатором нездоровья в системе мировой политики и экономики. Хотя бы потому, что подобные ожидания существенным образом ограничивают инвестиционную активность, особенно среднесрочную. Торможение среднесрочной инвестиционной активности – наиболее зримое проявление будущего кризиса.

    В своих крайних вариантах развития складывающаяся ситуация приведёт к распаду глобальной финансовой системы и регионализации не только ключевых процессов экономического роста и торговых отношений, но и расчётно-инвестиционной деятельности. В ряде случаев кризис будет настолько жёстким, что преодолеть его исключительно в рамках экономической конкуренции не получится.

    Впрочем, по мнению многих экспертов, следующий кризис вряд ли будет таким же острым, как в 2008 году. В условиях отсутствия реального развития экономики власти будут пытаться справиться с масштабной переоценкой суверенных облигаций. Это приведёт к росту налогов из-за растущих процентных платежей по долгу, экономической рецессии и безработице. Для выхода из кризиса понадобятся либо вливания живых денег, либо резкий рост новой индустрии (новый технологический уклад), либо резкий рост спроса на продукцию старой индустрии.

    Подготовлено по материалам: Forbes.ru, Expert.ru, McKinsey, Bloomberg, РБК, BusinessInsider, Ahval, FT.

     

  • Read 2100 times