Владимир Изотов: Давос остается Давосом

Владимир Изотов: Давос остается Давосом

  • Вторник, 06 февраля 2018 17:00
  • Давос остается Давосом, даже если его называют местом для ежегодных ритуальных хороводов глобалистов перед телекамерами. Самый статусный экономический форум продолжает собирать влиятельных людей мира. Да, он давно превратился в успешный экономический проект. Да, места за столиками на бизнес-ланчах на следующий форум начинают продаваться сразу после завершения предыдущего. Да, реальные проблемы мировой экономики решаются не в швейцарских шале, и не в заученных риторических упражнениях на пресс-конференциях. Все верно, но Давос остается собой при любых раскладах.

    Глобальные риски - 2018: геополитика, танцы на обломках демократии, экономическое неравенство и интернет-боты

    В начале года эксперты Всемирного экономического форума (оператора всех давосских мероприятий) публикуют традиционный Доклад о глобальных рисках (The Global Risks Report). Его внимательно изучают все, от аналитиков президентских команд до рядовых журналистов. Дело в том, что прогнозы Доклада во многом задают темы для дискуссий на форуме. В этом году главные опасности «предсказаны» в сфере геополитики, гуманитарных угроз и в виртуальных пространствах. Экономических рисков на удивление немного, и это связано с неплохими перспективами для экономики. По версии МВФ глобальный ВВП по сравнению с прошлым годом подрастет ещё на 0,4% (с 3,2 до 3,6).

    Примечательно, что подъем экономики спрогнозирован на фоне растущей геополитической неопределенности, в которой, по словам экспертов «национальная идентичность и стремление к самоопределению приобретают значительный деструктивный потенциал». Из года в год эксперты подчеркивают и кризис глобального управления на основе архаичных и неэффективных многосторонних подходов. Очевидная стрела в мишени ООН, ВТО, Всемирного банка и МВФ была выпущена и в этот раз. Строго экономических категорий в Докладе немного. Налоги, точнее, уклонение от них (tax evasion) упоминаются в общей группы рисков, связанных с нелегальной торговлей товарами и людьми, организованной преступностью.

    О кризисе демократии сегодня не пишет только ленивый. Эксперты ВЭФ тоже отметили разрушение традиционного понимания демократии как универсальной идеологии, сопровождающей процесс глобализации. Искусство переговоров и мирной дипломатии становится дефицитом, а политические диалоги все чаще приводят не к компромиссам, а территориальным расколам и вооруженным конфликтам. При этом проблемы демократии справедливо связываются с кризисом глобализации, которая уже не признается универсальным благом для всех и каждого. Знаковая тенденция: лозунги, совсем недавно характерные для антиглобалистов и ультралевых маргиналов сегодня становятся частью респектабельной риторики на форуме, называемом «тусовкой глобалистов» (A hangout for globalists).

    Несовершенство глобализации в Давосе связывали, прежде всего, с ростом экономического и социального неравенства. Но показательно, что персоны, известные как «акулы капитализма» все чаще говорят о социальном измерении глобализации. Незадолго до форума Ларри Финк, один из самых влиятельных людей на Уолл-стрит, гендиректор BlackRock – крупнейшей в мире фирмы по управлению частными активами на $6,3 трлн. в открытом письме призвал своих клиентов соотносить свои действия на рынках с социальными целями. «Успех компании – это не только хорошие финансовые показатели, но и положительный вклад в общество, в котором все мы живем и работаем», - подчеркнул он. В Давосе Ларри Финк дискутировал в похожем социально-миссионерском духе.

    Угрозы, исходящее от искусственного интеллекта – главное отличие этого Доклада от предыдущих. Аналитики обеспокоены перспективой развития самообучающихся алгоритмов (интернет-ботов), разворачивающих неконтролируемую активность в сети. Ситуация может стать настолько серьезной, что «Четвертая промышленная революция» (заумная метафора экспертов ВЭФ для обозначения глобальных изменений, связанных с развитием цифровых технологий, искусственного интеллекта и робототехники) может просто не состояться. Вполне возможна ситуация из научно-фантастических романов, когда создатели (программисты) теряют контроль над своими продуктами и алгоритмами. Под угрозой может оказаться свобода интернета и будущее глобальной цифровой экономики.

    Но ситуация плоха не для всех, есть и «бенефициары». Ряд стран и политических режимов (прежде всего, авторитарных) попробуют создать огороженные интернет-зоны, живущие по собственным правилам цензуры и доступа к информации. Здесь прогнозы попадают в самую точку. Свежий пример совпал по времени с Давосским форумом. В конце января российские социологи установили, что 58% граждан страны поддержали идею создания своего интернета в рамках БРИКС – весьма условного объединения пяти стран (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР), носящего сегодня больше политико-идеологический, чем экономический характер.

    Дискуссии по офшорам

    Про офшоры в Докладе по глобальным рискам не сказано ни слова, но тема дискутировалась на форуме в рамках отдельной секции «По следам «Райского досье»: можно ли остановить глобальное уклонение от уплаты налогов?»*. Среди участников - европейский комиссар по финансам Пьер Московичи; убежденный критик свободного рынка, левый неокейнсианец, нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц; представитель Oxfam international, глобальной организации по борьбе с бедностью, Дэвид Серра; глава одного из крупнейших лондонских хедж-фондов Algebris Investments и другие весьма достойные спикеры.

    Коллективное мнение экспертов на протяжении всей дискуссии четко привязывало вопросы офшоров к проблемам кризиса демократии и социального неравенства. Похоже, политики (кроме Московичи за них отдувался ирландский министр финансов Паскаль Донахью) решили возложить ответственность на оффшоры за настоящие и будущие неудачи. Логика такова: уклонение от уплаты налогов расшатывает финансовый сектор и подрывает демократические процессы. Дальнейшее развитие этой мысли может выглядеть примерно так. Естественно, все происходит в глобальном масштабе, но для удобства и оправдания перед избирателями можно скопировать эту логику на отдельную страну. Решение проблемы находится, как минимум, в двух измерения – глобальном и государственном. В первом случае необходима разработка и применение универсальной налоговой шкалы финансовых операций – для всех и везде. Без исключения. Национальным правительствам участники давосской дискуссии настойчиво советовали снижать политические риски и повышать уровень доверия со стороны бизнеса. Отмечалось, что важнейшую роль играют процессы обмена налоговой информацией.

    В целом, давосские дискуссии по офшорам были острыми, но не ведущими. Для их результативности предпочтительнее другие площадки. Сложился институциональный консенсус - в глобальном финансовом регулировании за эти вопросы отвечают ОЭСР и G20. Ещё в 2013 году они выступили с инициативой замены налоговых соглашений многосторонней конвенцией, задавшей стандарт автоматического обмена налоговой информацией. На сегодняшний день ее поддержали более 60 стран и территорий. Не так много, если учесть, что в мире сегодня 248 стран, из которых 193 - в ООН.

    Битва с биткойном

    Почти каждый уважающий себя гуру политики и экономики высказался в Давосе на тему блокчейна и криптовалют. В целом, биткойн попал под огонь критики, в которой прослеживается психологический мотив. Банкиры не скрывают своего беспокойства по поводу стремительного развития блокчейн-среды, и здесь они полностью солидарны с политиками. Последние также опасаются, что криптовалюты могут стать (наверняка, уже стали) идеальным платежным средством внутри глобальных криминальных и террористических структур, выстроенных по сетевому принципу. Общее мнение о биткойне и других криптовалютах свелось к тому, что это своего рода симулякры денег, эмиссия и оборот которых находятся вне контроля банков и государств, а потому любые операции с ними рискованны и авантюрны.

    По свежим давосским следам дискуссию по криптовалютам подытожил ещё один нобелевский лауреат по экономике - Пол Кругман в своей знаменитой авторской колонке в New York Times. «С биткойном все было бы в полном порядке, - пишет он, - если бы не одно досадное обстоятельство. Он не имеет никакой привязки к реальности и внутренней ценности». Хотя Кругман известен как критик ФРС и считает доллар во многом «фиатной» валютой, не обеспеченной материальными активами, сравнивая его с биткойном, он выступает защитником доллара. В любом случае, доллар всегда примет правительство США (с особенным удовольствием в качестве налогов), а его покупательная способность стабилизируется Федеральной резервной системой. Но кто примет биткойны в случае их краха? Виртуальные свалки или облачные мусорные корзины? Цена биткойна (рухнувшего на 40% за последние шесть недель) недель чисто умозрительна и, следовательно, невероятно изменчива. Кроме того, «свободный» характер биткойна делает его очень восприимчивым к манипулированию рынком. Кругман напоминает, что своим ростом на 700% в 2013 году биткойн обязан махинациям некоего трейдера. «Кто же управляет ценой биткойна сейчас»? - задается вопросом Кругман. Никто не знает, и отсюда столько версий и конспирации. Например, есть мнение, что на курс биткойна пытается влиять Северная Корея.

    Пол Кругман, как всегда, логичен и убедителен. Но сегодня в этом вопросе он не оригинален и не одинок. Война, которую объявила криптовалютам современная экономическая теория, выглядит как-то уж слишком агрессивно. В поход на битву с биткойном собрались все, от марксистов и неокейнсианцев до неолибералов. Не потому ли, что экономисты вынуждены защищать позиции классической теории денежного обращения, осознавая, что нечто новое и пока малопонятное может перевернуть их знакомый и любимый мир вверх дном? То самый мир, в котором они получали свои Нобелевские и другие премии за анализ и прогнозы традиционной экономики. В начале XX века консервативная часть научного сообщества не приняла новую физику Эйнштейна, родившуюся из разработок «специальной теории относительности» и объявившей не состоятельными абсолютность пространства и времени. На сегодняшний день самый провокационный вопрос можно сформулировать следующим образом. А что, если блокчейн станет своего рода новой теорией относительности, отменяя принципы прежней, хорошо знакомой всем нам экономики? Ответ пока не может дать даже форум в Давосе.

    Владимир Изотов

    * Beyond the Paradise Papers: Can Global Tax Avoidance Be Stopped? Видеозапись дискуссии www.weforum.org/events/world-economic-forum-annual-meeting-2018/sessions/a0Wb000000AlJ9sEAF?tab=LiveBlogs

     

    изотов

  • Read 1430 times